Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
"Савур-могила".
Продолжение приключений Мишки, Дуняши, Оксаны и Тома Джаксона, чей дебют в двухсерийных "Красных дьяволятах" оказался не только кратковременным фурором среди изголодавшихся по энергичной фильме на родном материале советских зрителей, но и стал достоянием истории кино, а равно и литературы.
Картина Ивана Перестиани, как указано в титрах, снята без сценария, путём шутливой импровизации, что, вероятно, является отражением предшествующих споров, кто более из двух авторов - литератор Павел Бляхин или режиссёр Перестиани - виноват в том, что, в целом, достаточно проходные "Красные дьяволята", задумывавшиеся исключительно как аттракцион, для чего на главные роли позвали цирковых артистов, вдруг порвали публику, а также ответом на тонкий вопрос, кому принадлежат права, в том числе и на сиквел. (По факту выяснилось, что права принадлежат тому, у кого есть съёмочный ресурс, т.е. Госкинпрому Грузии).
Официозный бежевый четырёхтомник "История советского кино", восторженно принимая "Красных дьяволят", отыскивая в них не только коммерческие, но и художественные достоинства, что кажется несколько чрезмерным, учитывая, в каких тесных финансовых рамках рождался легендарный фильм, когда не стенснялись экономить на всём, в том числе и осветительных приборах, к "Савур-могиле", напротив, подходит необъяснимо строго, отказывая ей в минимальной состоятельности.
Этот ригоризм сейчас, спустя почти девяносто лет после премьеры, кажется несколько странным по причине своей идеологической мотивированности ("КД" показывают, как молодёжь приходит в Революцию, и это гораздо важнее, чем чистая авантюристическая стихия, где беспримесный драйв не нуждается в оправдании высокой политической целью).
"Савур-могила", по крайней мере, её первая половина ничуть не уступает "Дьяволятам", а, принимая во внимание неожиданно возросшее мастерство оператора Дигмелова, которому дозволили-таки подсвечивать площадку, добиваясь различения фигур и фона, и снимать крупняки, заметно их превосходит.
Кроме того, Перестиани, продолжая гипертекстуальную игру, начатую в "Дьяволятах" ожившими сценками из классической приключенческой литературы, непосредственно включает в сюжет посещение героями синематографа, где в тот момент дают "Дом ненависти" с Пирл Уайт и Альбертом Морено.
Возникающая перекличка популярных заокеанских персонажей с нашими рождает любопытный эффект всеобщего экранного братства, когда кино стирает границы, превращая своих подданных, "закованных фильмой", в одну единую нацию.
Но и этим совершенно постмодернистские ходы не исчерпываются, поскольку Перестиани умудряется, едва ли через несколько склеек, совместить в одном пространстве две параллельные реальности, поставив сначала документальный кадр с Семёном Михайловичем Будённым, а, через минуту, процитировав "Красных дьволят", показать того же Будённого, но уже в исполнении приглашённого актёра...
Вторая же половина картины, когда действие, стартовавшее как погоня за сбежавшим из тюрьмы Нестором Махно (прыжок с третьего этажа на воз с сеном - без страховки, одним кадром - и сейчас смотрится захватывающе), резко переламывается (Махно, отвергнутый украинской деревней, перебирается в Румынию; тамошние пограничники встречают Нестора Ивановича нелюбезно, но, в отличие от Остапа Бендера, обратно не вышвыривают), оказывается слабее: эксперименты с динамическим сценарием дают-таки о себе знать.
Однако и похождения нашей бравой четвёрки на хуторе, который, собственно, и даёт название фильму, не лишены интереса, поскольку, среди прочего, там есть, пожалуй, первая в советском кино гомоэротическая линия, удовлетворяющая интересам как "Л", так и "Г".
Боец Первой Конной Дуняша, которую играет корпулентная Софья Жозеффи, носящая густое каре, попадает в плен к атаманше Марусе. Дуняшу, чьи формы сорок восьмого размера, кажется, не способны ввести в заблуждение даже младенца, злые бандиты упорно принимают за молодого парня, который вызывает не классовую ненависть, но, напротив, распаляет похоть.
На Дунящу кладут глаз, во-первых, инок-расстрига, извержённый из сана за противоестественный грех, во-вторых, сама атаманша. Расстриге, по причине подчинённого положения, приходится лишь облизываться, глядя на смелого и красивого будёновца, а вот атаманша идёт на приступ.
Пригласив Дуняшу в опочивальню, бандитская Мессалина, которой мало разлагающего отряд ревнивого соперничества её бывшего и нынешнего фаворитов, склоняет невинную девушку к плотским утехам. Завязывается борьба: две крупные тётки катаются по постели, отпихивая друг друга.
Наконец атаманша сдаётся и приказывает повесить отвергнувшего её... А вот кого именно, не слишком понятно, поскольку Перестиани отчего-то не решается уточнить, углядела ли ослеплённая вожделением Маруся наконец у будёновца третий номер или по-прежнему считает его за заносчивого парубка.
На перекладине ворот висят две петли. Одна - для Дуняши, вторая - для Оксаны. (Оксану, которую играет ещё более фигуристая Светлана Люкс, тоже принимают за мужчину: совсем у бандитов от холостой кочевой жизни зрение поехало...)
Но красная кавалерия уже в пути: спасение близко.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    В копилку бесполезных фактов. Задумался о том, что означает рубленое слово «Наган» в названии знаменитого револьвера. Оказалось, так по-русски…

  • (no subject)

    Фамилия основателя научного коммунизма в оригинале пишется Marx. Нетрудно предположить, что изначально она звучала как Marks, но впоследствии…

  • (no subject)

    Язык расставит всё по своим местам – главное не мешать ему и спокойно дождаться. Вот ещё один пример. Долгое время однополая любовь, преимущественно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments