Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
"Тринадцать".
Фильм Михаила Ромма, поставленный в 1936 году по сценарию Иосифа Прута, посвящённый борьбе с басмачами в песках Средней Азии, ставший не только вехой в биографии постановщика, для которого эта картина, по сути, открыла дорогу к большим державного значения проектам, но и эпизодом в истории советской кинематографии, сейчас воспринимается как кладбище утраченных возможностей.
Безусловно, Ромм действовал в конкретных производственных и идеологических обстоятельствах и потому не мог игнорировать очень жёсткие требования, которые налагала эпоха на то, как следует показывать военнослужащих, их образ жизни, привычки и мотивации.
Эти требования, чьё появление было обусловлено пропагандистскими нуждами, когда образ РККА и прочих силовых структур не допускал малейшего очеловечивания, малейшего отступления от уставных норм, существенно осложняли труд художников, заставляя собственными руками губить замечательные замыслы - так, как это произошло со сценарием "Тринадцати".
В чём заключается исключительное достоинство той истории, которую придумал Иосиф Прут и которую так и не удалось воплотить Михаилу Ромму на экране? В том, какую именно драматическую ситуацию сочинил сценарист, отталкивавшийся, если верить устным преданиям, от американского прототипа - картины Джона Форда "Потерянный патруль".
Где-то в бескрайней пустыне движется небольшой отряд, состоящий из десяти красноармейцев, у которых закончился срок службы, начальника погранзаставы Журавлёв с женой, отправляющихся в отпуск, и геолога. Цель их похода - железнодорожная станция, которая не просто транспортный узел, но и единственный в этих местах очаг цивилизации и одновременно окончание опасного пути.
У отряда проблемы с водой: попадающиеся по дороге колодцы пусты - их кто-то заботливо засыпал. Жажда терзает людей, жажда терзает коней. Наконец на горизонте показываются развалины древнего мавзолея. Путники оживляются: теперь-то они точно напьются. Однако их ждёт неприятный сюрприз: на дне сухого колодца спрятаны новенькие пулемёты.
Журавлёв, которому по должности положено быть в курсе обстановки, догадывается, что они напоролись на схрон одного из басмаческих главарей - Шермат-хана. Очевидно, что рано или поздно Шермат-хан появится здесь, чтобы наполнить бурдюки и прихватить пулемёты - перед тем, как уйти за границу на длительный отдых.
Теперь перед маленьким отрядом стоит выбор: как можно быстрее бежать отсюда, опасаясь появления первых разъездов басмачей, которые вот-вот замаячат на барханах, или остаться и, дав знать своим, принять неравный бой, финал которого, учитывая скорость подмоги и число ханских сабель, заранее ясен.
Ситуация, с точки зрения драматургии, потрясающая: у нас есть тринадцать человек - из плоти и крови, которым ведом и страх смерти, и более чудовищный исход - попасть раненым в руки Шермат-хана; у нас есть великая цель - остановить злейшего врага, помочь товарищам, которые годами гоняются за этой бандой и не могут её поймать.
Что предпочтут красноармейцы, которые, чтобы совсем довести положение до высшей точки кипения, никому ничего не обязаны? Их служба - окончена. Они несколько лет честно сражались в Средней Азии, остались, вопреки всему, живыми, здоровыми, некалечеными и сейчас, когда от мирной, нормальной жизни их отделяет один-два перехода, ввязываться в уже для них чужую войну - это глупое, бессмысленное удальство и чистое самоубийство.
Соответственно, основным содержанием картины должна была стать не схватка маленького отряда с басмачами, превосходящими их по численности примерно в двадцать раз, но делаемый каждым из этих тринадцати самый сложный в их короткой судьбе выбор: оперативно эвакуироваться или остаться, при том, что никто не посмеет обвинить их в трусости, более того, если не распускать языки, никто вообще не узнает про схрон и Шермат-хана.
И выбор этот, и без того наимучительный, можно было ещё более запутать, показав отряд не готовым воинским подразделением (красноармейцы полностью вооружены, их сковывает воинская дисциплина, начальник погранзаставы у них командир, которого беспрекословно слушаются), но группой дембелей, у которых и оружия толком нет, только у Журавлёва - наган да пара трофейных пулемётов...
Вот это была действительно волнующая история - про настоящее, не картонное мужество, про подлинный, не плакатный героизм, про истинное, не показное самопожертвование. Увы, все эти возможности оказались категорически похеренными. В картине нет и намёка на испытываемые красноармейцами переживания, сомнения, колебания: приказали умереть - значит умрём, не рассуждая, как и положено связанному присягой солдату.
Да, с точки зрения краткосрочных задач пропаганды, такой расклад совершенно правилен: наша армия, как один человек, беззаветно предана и ежеминутно готова. Но, если отвлечься от агитационных потребностей и взглянуть чуть шире, не имея в виду художественные достоинства, но оставаясь в поле исключительно воспитательных задач?
Удивительное дело, но и в этом случае история про сознательное жертвование собой, когда всё вокруг против такого подвига (инстинкты, пресечение обязательств, нехватка оружия, многочисленность врагов), жертвование с открытыми глазами, с полным отчётом в своих поступках, потому что иначе перестанешь себя уважать, оказывается гораздо эффективнее, гораздо притягательнее и мощнее, чем автоматическое, нерассуждающее соблюдение дисциплины.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment