Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Мини-сериал Семёна Арановича "Противостояние",
посвящённый поимке заховавшегося на десятки лет предателя и гада, который был вынужден однажды проявиться - и тут же "сгорел", вычисленный и выманенный коллективными усилиями правоохранительных органов, примечателен не только сам по себе - как образец замечательного расследовательского фильма - но и как свидетельство профессионального потенциала режиссёра.
Семён Аранович, снявший до того ставших культовыми "Торпедоносцев", без которых не обходится ни одно упоминание образцовых картин об Отечественной войне, как показывает "Противостояние", обладал уникальной способностью, довольно редкой для его цеха, где мало кто не пробовал себя в военном кино, - совершенно малой кровью, чрезвычайно экономными средствами воспроизводить атмосферу эпохи, добиваясь аутентичности, всамделишности.
(Разумеется, говоря о талантах Арановича, было бы странным не упомянуть, что на "Противостоянии" в качестве оператора-постановщика работал Валерий Федосов, трагически погибший в самом расцвете лет, за которым уже числились и "Двадцать дней без войны", и "Лапшин", и "Небывальщина": Федосов давал исключительную по качеству чёрно-белую картинку, порой не отличимую от обильно цитируемой хроники).
Возьмём для примера эпизод, когда главный герой Кротов, до того истово служивший немцам, пытается легализоваться в качестве бойца Красной Армии - завладеть документами и обмундированием первого попавшегося ему на пути несчастного паренька. Дело происходит зимой 45 года в окрестностях Бреслау.
Понятно, что никакой возможности снимать в районе реального Вроцлава, декорируя местность под военное время, у Арановича нет: никто не отправит группу на неделю в ПНР. Но это и не требуется, поскольку, при правильной организации аудиовизуального материала, можно обойтись минимумом затрат.
Время задаётся титром: февраль 1945. Место тоже указывается титром: район Бреслау. В качестве пейзажа берётся просёлочная дорога, вдоль которой растёт высокий кустарник. Похоже это на окрестности немецкого города, осаждаемого Красной Армией? Для зрителя, который ни разу там не был, вполне.
Далее надо создать движение в кадре: по дороге кто-то должен постоянно перемещаться. Как возникает многолюдность? Очень просто. Сначала, на общем плане, проходит взвод одетых в шинели солдат с рюкзаками за плечами. Лица смазаны, потому вполне возможно, что это - та же массовка, что снималась в другом эпизоде - в качестве переодетых диверсантов.
Потом даются прокаты техники. "Захар" с пустыми бочками в кузове проезжает в одну сторону, ему навстречу едет телега с ящиками, за ней лошадь тянет полевую кухню. Затем идёт перебивка на сцену с актёрами и снова проезды. "Студебеккер" буксирует послевоенную зенитку, но это не бросается в глаза, поскольку она накрыта брезентом, и уже знакомый нам "Захар" возвращается с теми же дребезжащими бочками. Весь эпизод сопровождается звуками сильной артиллерийской канонады.
Подведём итог. Актёров: 2. Массовка: 30 человек. Автомобилей: 2. Пушек: 1. Гужевых повозок: 2. Локация: просёлок под Ленинградом. Количество смен: 1. Затраты - сверхъумеренные. Результат: реальное ощущение, что действие происходит в 1945 году в ближнем тылу штурмующих Бреслау советских войск.
Иначе говоря, Семён Аранович, работая с очень непростой в отношении реконструкции тематикой, мог сварить суп буквально из топора. Обнаружив и зафиксировав эту его способность, начинаешь по-другому воспринимать сведения о его последнем фильме "Агнус Деи", оставшемся незаконченным.
Сюжет картины - абсолютно скандальный (наши провоцируют немцев на репрессии по отношению к заброшенным подпольщицам, чтобы сплотить советский народ в священной ненависти к врагу; парафраз истории Зои Космодемьянской очевиден). Когда читаешь пересказ фабулы, намеренно, откровенно мерзотной, уверенно кажется, что у Арановича с его фильмом не было ни единого шанса, потому что никакой нормальный отечественный зритель, у которого есть в семье ветераны, не примет этот подкоп под память о войне.
Однако, сознавая, какими дарованиями обладал режиссёр, как он был способен навязать собственное видение, как он мог заворожить своей версией эпохи, понимаешь, что исход отнюдь не предопределён, что Аранович, благодаря таланту и вдохновению, был в состоянии пробить защитные стереотипы публики, которую и без того соблазняли невыпитым баварским.
Это был бы, скорее всего, подлинный шедевр, но, в смысле воздействия на аудиторию, в разрезе распропагандирования, он оказался бы куда более опасным, чем признанные в качестве ревизионистской классики "Штрафбат" или "Сволочи", тем более что появился бы в самое смутное время - во вторую половину 90-х.
Потому, решая сейчас, правильно ли распорядилась судьба, лишив наш кинематограф выдающейся картины, или общественный мир стоит дороже эстетических достижений, я не знаю, сожалеть или, напротив, радоваться.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Легионы». 42-й Московский кинофестиваль в программе «Русский след» показал в своём роде исключительный фильм Дариуша Гаевского, посвящённый, как…

  • (no subject)

    Сколько волка ни корми… Проблемой русского человека является его природный гуманизм и наивное стремление примириться с вековечным врагом – исходя из…

  • (no subject)

    Если сейчас – много задним числом – отыскивать ту дату, после которой история Польши двинулась непоправимым и трагичным образом, то, среди прочих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments