Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
"Строгий юноша".
Этот фильм Абрама Роома, поставленный со впечатляющей, временами - вызывающей, раскованностью, мимо которого невозможно пройти всякому, кто хочет составить представление о советской кинематографии, положенный на полку весной 1936 года и вернувшийся из небытия спустя тридцать лет, всегда вызывал у меня некое беспокойство.
Причиной этого беспокойства были довольно многочисленные сюжетные странности, не слишком влияющие на конечный имперссиональный итог, но пробуждающие мимолётное неудовольствие, какое бывает, когда видишь рассыпанные по скатерти крошки.
Какие это были странности? Например, такие. Есть семья: муж - известный хирург Степанов (за шестьдесят), его жена Маша (около сорока). Кроме супругов в доме квартирует некто Цитронов, приживал Степанова. Поскольку Степановы не молоды, логично предположить, что они в браке давно, лет примерно двадцать.
Итак, на первый взгляд, у нас крепкая семья, которая миновала все положенные кризисы, прошла через все неизбежные скандалы, пережила все возможные интрижки и, сохранившись, готова уверенно смотреть в будущее. Однако, вместо спокойствия и взаимного доверия, разыгрывается драма: Степанов отчаянно ревнует Машу к приглашённому в их дом комсомольцу Грише Фокину. Степанов боится этого телесно и душевно здорового парня, боится, что жена его бросит, срывается на Цитронова, когда тот намекает, что Маша остаётся со Степановым только по финансовым соображениям.
Это происходит в самом начале фильма, когда ещё нет никаких поводов подозревать взрослую состоявшуюся женщину в чём-то предосудительном. Да, Гриша превосходно сложен и по-настоящему привлекателен, но полагать, что твоя жена, с которой ты съел не один пуд соли, скакнёт в постель к первому встречному атлету, это всё же некоторый перебор.
Дальше - больше. Гриша влюблён в Машу. О его чувствах к ней прекрасно осведомлены окружающие, причём осведомлены настолько, что, не обинуясь, рассказывают об этом Маше - в присутствии мужа. Однако никого - ни самого Гришу, ни его приятелей, ни мать-старушку - не волнует столь большая разница в возрасте между молодым человеком и предметом его увлечения.
Этой темы - словно не существует: для советского студента нормальным оказывается не только полюбить чужую жену, что уже само по себе должно вызвать пересуды, но и то обстоятельство, что его избранница сама годится ему в матери, тоже кажется всем вокруг более чем обыденным.
Но, оказывается, Машей покорён не только Гриша. Презренный Цитронов тоже неравнодушен к супруге своего принципала: понимая, что Маша никогда не ответит на его порыв, Цитронов вынужден утолять свою страсть по-своему, в частности, подглядывать за тем, как она переодевается, подглядывать, рискуя быть разоблачённым...
Есть и ещё зазубрины, однако можно обойтись и без их перечисления, поскольку смысл претензий, полагаю, ясен. Не ясны, впрочем, причины их появления, точнее, они не были ясны до того, как я не прочитал положенный в основу картины оригинальный сценарий Юрия Олеши, который всё ставит на свои места.
Дело в том, что наш замечательный режиссёр Абрам Роом страдал столь свойственным его профессии пороком - непотизмом, и потому в своей, новой на тот момент, постановке он пригласил на главную роль не ту актрису, которая должна была адекватно воплотить задуманный сценаристом образ Маши, а свою жену - Ольгу Жизневу.
Олеша видел свою героиню юной женщиной, соответственно, её мужу, как прямо указано в тексте, было сорок восемь. Четвертьвековая разница в возрасте и, как следствие, сопутствующие этому неврозы и заботы. Жизневой во время съёмок было тридцать шесть, ещё несколько лет накидывала крупная комплекция. Именно поэтому, для сохранения пропорции, её партнёром пришлось делать Юрия Юрьева, который вообще родился в 1872 году.
Тщательно продуманный сценарий - это чрезвычайно жёсткая конструкция, где все элементы настолько плотно подогнаны друг к другу, что не возможно задним числом произвольно переменить один, чтобы это не сказалось, и довольно категорично, на всём строении, и хорошо если сыплется только штукатурка.
Там, где у Олеши вполне логичная и мотивированная схема (короткий брак Маши и Степанова не прочен; молодая девушка, перед которой вся жизнь, не держится за супружество и это не может не ощущать Степанов; окружение Гриши полностью на его стороне: юные к юным, пожилые к пожилым, Маша слишком хороша для Степанова; подглядывать за девицей это не то же самое, что подглядывать за тёткой), Роом, одним неудачным решением, расшатывает весь сюжет, превращая крепкую многоплановую мелодраму в некий авангардистский балет.
Наверное, Абрам Матвеевич был по-своему прав: он видел эту историю именно так, а не иначе. Однако столь откровенное игнорирование авторской воли, игнорирование, которое не добавляет картине достоинств, но, напротив, подвешивает весь проект, как тот самый гвоздь, которого вовремя не оказалось в кузнице, представляется сейчас не слишком обоснованным.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments