Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

"Долгая счастливая жизнь".
Когда одни работники культуры творчески заимствуют у других работников культуры, в этом нет ничего плохого, наоборот, распространение талантливых наработок лишь способствует обогащению креативной сферы. Плохо другое: когда, взявшись экспроприировать у даровитых предшественников, обнаруживают на выходе нечто маловразумительное, так что одновременно становится обидно за обокраденного и неловко за обокравших.
Именно так получилось у спаянного дуэта Хлебникова и Родионова, которые, дерзнув воспроизвести в российских реалиях давний голливудский шедевр "Ровно в полдень", посвящённый всегда актуальной теме отторжения человека его социальным окружением, выдали на-гора откровенно слабый и крайне неровный фильм.
"Долгая и счастливая жизнь", совершенно справедливо обойдённая в Берлине какими бы то ни было призами, несмотря на назойливое пиар-сопровождение её участия в конкурсной программе, есть донельзя косноязычная попытка рассказать о том, как некий молодой предприниматель Александр вступил в борьбу за отжимаемую у него государством собственность.
Здесь стоило бы включить громкое возмущение царящим в России произволом по отношению к торгово-промышленному сословию, однако не будем торопиться с демонстрацией гражданского пафоса, поскольку, как следует из отдельных уклончивых реплик, собственность была получена с нарушениями, а потому, когда государство вдруг озаботилось исправить свои давние упущения, проблем не возникло.
Т.е. почти не возникло, потому что Александр, который поначалу вроде бы был не против избавиться от обременяющего хозяйства, получив за него вменяемую компенсацию, вдруг резко поменял точку зрения и принялся за своё кровное бороться.
Этот момент в картине оказался переломным - сразу в двух смыслах. Во-первых, перелом случился в сюжете, поскольку срыв сделки с Департаментом имущественных отношений запускал собственно историю, которая и составила существо фильма. Во-вторых, если до того "Долгая счастливая жизнь", при всех её шероховатостях и нарастающих двусмысленностях, ещё имела шанс состояться, то затем она, поспешно и неотвратимо, понеслась под откос.
Отказ Александра, когда все расклады были за то, что бы взять бабки и свалить подальше из деревни, должен был быть не просто замотивированным, но замотивированным железобетонно, когда даже у самого нечуткого зрителя не возникло бы сомнений в правильности поведения главного героя: "Только так, никак иначе, и я бы тоже послал этих гадов..." Однако Родионов с Хлебниковым, обращаясь к ключевому эпизоду картины, проявляют удивительную глухоту и творческое бессилие.
Как это выглядит на экране? Александр собирает работников своей сельскохозяйственной артели, основной вид деятельности которой - выращивание картофеля, и сообщает им, что лавочка скоро закрывается: соберут урожай - и шабаш.
Трудовой люд, ошарашенный новостями, резко против. "Не согласны, - кричат. - Не уйдём. Возьмёмся за ружья". Александр слушает эти крики, слушает и, выдавив хилую улыбку, тут же сдаётся. Народ ликует и славит своего работодателя.
На первый взгляд, всё прилично: Александр - достойный человек, который не пойдёт поперёк воли коллектива. Но это только на первый взгляд, поскольку, если Александр - это не плод фантазии двух москвичей, но реальный бизнесмен в медвежьем углу Мурманской области, то чёрта с два его смутит демонстрация народного волеизъявления.
Чуть погодя, в одном из эпизодов, выясняется, что для предпринимателя и землевладельца Александра дать в долг какие-то пятнадцать тысяч рублей - это неразрешимая проблема, что для него это сумма неподъёмная, что у него просто физически нет таких денег. Не долларов, рублей.
Исходя из этого, понятно, как именно он зарабатывает себе на жизнь: из своих работников он выжимает реально копейки, т.е. эксплуатирует их в ноль. Соответственно, чтобы отладить эту абсолютно жлобскую систему оплаты труда, ему пришлось однажды взять своих картофелеводов в ежовые рукавицы и не выпускать их с тех пор ни на минуту.
И как после этого поверить, что не фигуральный, но натуральный мироед Александр, когда дело коснётся его шкурных интересов, вдруг даст слабину перед толпой грязных, нищих, шатких работников сельхозартели? Да если бы эта толпа только на секунду почувствовала, что его можно хотя бы раз прогнуть, артель давным-давно бы развалилась.
Но нет - артель функционирует, никто не разбегается, а значит, у Александра в достатке власти, силы и авторитета, чтобы навязать свою волю и своё видение, а значит, если он отважился кинуть Департамент имущественных отношений, должна быть раскрыта другая причина - подлинная, чего авторы не делают, подвешивая весь фильм целиком.
В дальнейшем трудности картины нарастают как снежный ком. Провалив мотивацию, Родионов и Хлебников уверенно сливают всё повествование, выдавая не связную наррацию, но отдельные событийные куски, между которыми потерялись столь важные для кино, как визуального жанра, эпизоды.
Безусловно, всякий более или менее подкованный зритель без труда восстановит изъятую на монтажном столе последовательность происшествий и, по отдельным сценам, сообразит, что очень скоро первоначальный энтузиазм картофелеводов и их готовность отстреливаться от захватчиков испарятся.
Однако прелесть кинематографа именно в том, чтобы мне показывали, как свершается то или иное социальное или душевое движение, что то, что не слишком реально обнаружить в повседневной жизни, развертывалось прямо перед глазами: в конце концов, Родионов и Хлебников, чтобы не обременять никого, могли просто раздавать листки с синопсисом.
Немного примирить с картиной мог бы финал, но и тут авторы сделали всё, чтобы оставить самое скверное впечатление. Александр, которой долго уклонялся от встреч с представителями власти, наконец-то застигнут чиновниками из Департамента и сопровождающим их ментом.
Мужчины предлагают разойтись полюбовно, но Александр бычится, провоцирует ссору, в ходе которой хладнокровно убивает всех троих, после чего отправляется домой спать. Особую пикантность этой бойне придаёт то, что наш герой расправляется не с тем, кто на самом деле виноват в его бедах (отъём земли заказал его друг и коллега), но с рядовыми исполнителями, пешками. Мироед брата по классу не тронет, он решит конфликт за чужой счёт.
Родионов и Хлебников опоздали со своей картиной на полтора десятка лет: в прошлую эпоху повествование о непонятом строителе новой капиталистической жизни пошло бы на ура, а сейчас - увы, мода сменилась. Атлант уже не расправит плечи.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments