Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Появившийся на днях в Сети трейлер нового фильма Фёдора Бондарчука "Сталинград"
производит более чем приятное впечатление и, если драматургия картины будет, по крайней мере, не слишком уступать аудиовизуальному ряду, нас ждёт, по-видимому, настоящий прорыв не только в отечественном военном кино, но и, что гораздо важнее, в понимание того, как именно рассказать подрастающему поколению, что такое Отечественная война.
Следует отметить, что Бондарчук - отнюдь не первый, кто взял на себя колоссальный труд вырабатывания нового взгляда на эпоху великого противостояния, точнее, предпосылок для этого вырабатывания. До него это попытался сделать Никита Михалков и оказался категорически не понят.
Особой проницательности не требуется, чтобы предсказать, что и путь Фёдора Сергеевича не будет усыпан розами, однако, и в этом одновременно заключается большое мужество и большое смирение, кто-то должен торить эту дорогу.
А дорогу торить действительно придётся, потому что очень скоро, буквально в считанные годы, мы рискуем столкнуться с серьёзным ментальным провалом, когда, с таким трудом найденная для цементирования россиян, как единой нации, скрепа окажется бессильной - в связи с исчезновением объединяющей памяти о Войне и Победе.
Причина этого исчезновения - не чьи-то коварные происки, но прямое следствие умственной лени, когда, вместо совместного поиска новой интерпретации Отечественной войны, происходило паразитирование на уже существующих идейных конструктах - с их минимальным рестайлингом.
В советское время, внутри тогдашней идеологической системы, внутренне стройной и логичной, с трактовкой ВОВ проблем не возникало. Столкнулись две идеологии - самая передовая и самая реакционная. Двум им на одной планете места не было: либо они нас, либо мы их. Третьего не дано. Именно поэтому столь велики жертвы, именно поэтому столь ожесточённа схватка, именно поэтому столь дорога победа...
После 1991 года эта цельная и убедительная версия ("Мы защищали первое на земле государство рабочих и крестьян - нашу уникальную цивилизацию, наш образ жизни, наше предназначение на Земле") неизбежно и ощутимо посыпалась.
Все прежние обоснования масштаба и трагизма борьбы летят в корзину: советские люди отдали 27 миллионов жизней, чтобы отстоять Советскую власть, и потом их дети и внуки слили эту самую власть не за понюшку табаку - бесконечно злая ирония история, греющая душу ненавистников СССР, но не более того, поскольку никакой вменяемой альтернативы нет.
И действительно, как ответить на вопрос "За что сражались наши отцы и деды?" - не в некоем вакууме, но в конкретной геополитической обстановке начала XXI века - так, что бы это оказалось убедительным для юноши, только вступающего в жизнь, для которого история - это чистая доска, которому только предстоит погрузиться во все сложности и хитросплетения прошлого?
Первое, что приходит на ум, они сражались за землю, как, например, Германия и Франция спорили из-за Эльзаса. Какие именно территории хотели забрать у нас немцы в 40-х годах? Прибалтику, Белоруссию, Украину... Но, чёрт возьми, спустя ровно пятьдесят лет мы сами, без единого выстрела, ушли оттуда; французы, если продолжать сравнение, свой Эльзас сохранили.
С территорией не получилось. Идём дальше. Новая версия. Советские люди сражались за физическое выживание: один народ назначил к уничтожению другой - буквально, по человеку, и выбор у нас был небольшой: либо 27 миллионов, либо все двести. И машина уже была запущена, и зверства творились реальные и тотальные, и маятник тикал - всё было, всё.
Однако, если ситуация действительно обстояла именно так, как описывают, то, при минимальном уважении к своим близким, павшим жертвой германской жестокости, ничего нельзя простить и ничего нельзя забыть. И если немцы, по какой-то невероятной оплошности, как нация, умудрились уцелеть в 45-м, когда пришёл час расплаты, это совсем не повод дружить с ними теперь, устраивая многочисленные гешефты.
Тут должно быть что-то одно: либо немцы - дети и внуки чудовищ, едва не уничтоживших мой народ, и единственное чувство к ним - это незатухающая ненависть, либо мы вместе зарываем наше печальное прошлое и ведём себя как цивилизованные люди, не попрекая друг друга неудобными эпизодами.
В этом отношении поведение армян, которые до сих пор не установили дипломатические отношения с Турцией, выглядит куда более последовательным и честным, что позволяет им строить непротиворечивую версию собственной истории - без дипломатичных изъятий.
Итак, одно старое и два новых основания убедительной интерпретации Отечественной войны оказались полностью негодными: сегодня они работать уже не могут. И это пока не выглядит фатальным, потому что сейчас в силе то поколение, которое сохраняет, через генетическую связь, личностное отношение к событиям тех лет: "Мне об этом рассказывал дедушка".
Однако, по понятным причинам, такое личностное отношение не может держаться долго: количество тех, кто связан с ВОВ не через дедов, но через прадедов, которые скончались до рождения правнуков, а значит, воспринимаются только как лицо на фото, будет расти, и расти довольно быстрыми темпами.
Соответственно, придётся, в чрезвычайно переменившихся обстоятельствах, объяснять молодёжи, что такое Отечественная война, за что умирали их предки, почему так важно это помнить. И начинать следует со стимулирования первоначального интереса - в тех условиях, когда его возникновение не можёт происходить за счёт приобщения к семейной легенде.
Как это сделать, когда идёт жесточайшая конкуренция за внимание, когда современные нарративные практики не оставляют шансов ничему, что либо прямо принадлежит советскому художественному стилю, либо вытекает из него? Единственный ответ: попытаться говорить об Отечественной войне - на новом языке, на том языке, который отвергается с порога старшим поколением, но понятен и приемлем для подростков.
Да, для любого, воспитанного на "Освобождении" или "Балладе о солдате", кощенственна сама мысль, что Великая Отечественная может быть выражена, например, через поэтику "Трансформеров", где Оптимус Прайм Сталин бьётся с Мегатроном Гитлером на куполе Рейхстага, или, как у Бондарчука, через репликацию шутера Call of Duty, кампания "Сталинград".
Однако, если эти ходы позволят сформировать у юной аудитории стойкое изначальное убеждение, что наше дело было правое - просто потому, что наше, безо всяких рефлексий, что мы надрали злых, которые, конечно, были крутыми, но мы оказались ещё круче, что наша армия, наше оружие, наш солдат - самые лучшие, это окажется отличным прологом к сохранению объединяющей скрепы.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments