Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О композиции.
Асар Эппель и Владимир Алеников, взявшись за экранизацию пьесы Бабеля "Закат" (которая, как заметит придирчивый Алексей Битов, никакая не пьеса, но вполне себе сценарий фильма - причём фильма звукового, что для 1926 года, времени написания "Заката", было явным прогрессом), позволили себе не только перелицевать исходный материал в киномюзикл, но и отредактировать порядок повествования.
И если перемену жанра им простить можно - в конце концов, художник имеет право на эксперимент, то вот упражнения с композицией - это, безусловно, неприкрытое варварство, сугубо исказившее авторский замысел и серьёзно сместившее важные для Бабеля акценты.
Драматург, сочиняя "Закат", поставил эпизоды в следующем порядке. Сначала неудачное сватовство мосье Боярского к дочере Менделя Крика Двойре, потом - ночной скандал Менделя и жены его Нехамы, затем сцена в синагоге, где сын Менделя Беня узнаёт, что отец решил продать своё дело и уехать в Бессарабию, и - как итог - драка во дворе, в ходе которой Беня увечит Менделя рукояткой револьвера.
У Эппеля и Аленикова развёртка иная. Сначала Бене сообщают про отца, потом - сватовство и скандал и только затем - драка. Казалось бы, перестановка не слишком существенная, тем более что авторы мотивируют её необходимостью - после собрания в синагоге - исполнить хоровую песню с осуждением намерений Менделя Крика резко переменить свою жизнь, на что Мендель им страстно и убедительно возражает...
Однако эта, пусть и небольшая замена, фатально отражается на образе главного героя повествования - Бене Крике. Как выглядит Беня - в оригинальной интерпретации Бабеля? Это - налётчик, но человек с чистым и горячим сердцем, не ведающим подлости. Он переживает за сестру, которую папаша всё никак не выдаст замуж, потому то тому жалко трёх тысяч на приданое, но отцу не перечит, потому что уважает семейную власть.
И вдруг Бене становится известно, что Мендель решил продать свою, говоря современным языком, транспортную контору, получить за неё двенадцать тысяч рублей и укатить с этими двенадцатью тысячами и русской девкой Марусей - на заслуженный отдых.
Естественно, Беня приходит в бешество, и его можно понять: мать на старости лет оказывается на улице, он с братом Лёвкой - без куска хлеба, так ещё и сестра Двойра навеки остаётся старой девой, а папаша в это время будет миловаться с молодухой.
Потому, когда в ответ на справедливые претензии ("Тебе для дочери трёх тысяч жалко, а для шлюхи своей двенадцати не жалко") Мендель, вместо признания вины и попытки разрешить дело миром и к обоюдному удовольствию, нападает на братьев, Беня срывается - наверное, в первый и последний раз - и в наплыве ярости проламывает папаше голову.
Спору нет, поступок - чудовищный, но, пусть это и мало извиняет Беню, что называется, накатило: у него не было дурных намерений, но трагически сложившие обстоятельства, могучий темперамент, жестокость Менделя (бедному Лёвке досталось - ой-ой-ой) - всё сплелось в этот кровавый клубок. Да, Беня - виноват. И в то же время он - не виноват; никто не виноват, жизнь виновата...
И каким получается Крик-младший у Эппеля и Аленикова? Это - расчётливый и хладнокровный делец, патентованный мерзавец, который ведёт свою игру, направленную на завладение отцовским имуществом. Беня с самого начала в курсе отцовских планов - эпизод в синагоге - однако до времени ничего не предпринимает, терпеливо выжидая скандал во время сватовства.
Беня знает, почему папаша выпроваживает мосье Боярского (он не хочет отдавать будущему зятю четверть стоимости своей конторы), но не вмешивается, не заступается за сестру, не обличает коварного сквалыгу Менделя. Он делает вид, что всё так и должно быть, и, не раскрываясь, упорно ждёт момента, когда можно будет нанести удар.
Соответственно, сцена драки - это не внезапно перешедший в душегубство нелицеприятный разговор, а сознательно проведённая провокация. Беня, великолепно разбирающийся в характерах своих близких, выпускает первым номером горячего и безрассудного Лёвку, чтобы тот сковал папашу, а сам, взяв револьвер за ствол, подбирается к Менделю сзади, чтобы довершить задуманное.
Два образа Бени - и какие разные, совершенно непохожие, вызывающие абсолютно противоположные эмоции. Беня Бабеля, который достоин сочувствия, и Беня Эппеля и Аленикова, не заслуживающий ничего, кроме брезгливости. Удивительный результат, для которого достаточно всего лишь поменять порядок эпизодов.
Вот вам и значение композиции - в художественном произведении.
Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments