Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
"Карл Маркс. Молодые годы".
Этот телевизионный сериал, вышедший на экраны в 1980 году, создавался людьми, искренне влюблёнными в своего героя, для которых его правота - в поступках, мыслях, настроениях - никоим образом не ставилась под сомнение. Маркс был настолько велик во всех своих проявлениях, что ни один факт, ни одно обстоятельство не могли умалить его, навести на него тень, вызвать ненужные толки.
По крайней мере, со стороны надзорных инстанций, которые выступали в качестве консультантов при создании картины, претензий к окончательной версии сериала не было: именно так следовало показывать Карла Маркса широкой публике, которой недосуг самостоятельно погружаться в отредактированную биографию основоположника.
Однако, если обратиться к "Молодым годам" с менее пиетистским настроем, держа в уме, что Маркс, безусловно, гений, оказавший огромное влияние на современный мир, но в то же время и человек, которому ничто человеческое не чуждо, то, внутри недвусмысленно сервильной работы, можно обнаружить несколько сюжетов, которые рисовали главного героя в не слишком авантажном ключе.
Один из таких сюжетов - это отношения Карла Маркса с Вильгельмом Вейтлингом, начинавшиеся как союз единомышленников и закончившиеся откровенным скандалом. Вейтлинг, который был, в отличие от Маркса, ненаучным социалистом-утопистом, на момент описываемых событий имел довольно долгую революционную биографию, включавшую тюрьмы, изгнания и ножные кандалы.
Кроме этого, Вейтлинг, будучи неплохим оратором, пользовался популярностью среди немецких рабочих-эмигрантов, видевших в этом бывшем портном своего человека, на что "доктор Маркс", выходец из среднего класса, претендовать, естественно, не мог.
Современные авторы третируют Вейтлинга, припоминая ему автобиографическую книгу "Евангелие от бедного грешника" или претензии на великомученичество, однако для фильма все эти несколько комичные подробности значения не имеют, поскольку на экране перед нами - политический лидер со своей программой, программой активных действий.
Попав на собрание Брюссельского корреспондентского комитета, Вейтлинг предлагает собрать армию в тридцать-сорок тысяч человек, составленную по преимуществу из бродяг и нищих, и двинуть в Германию, чтобы разжечь в давно волнующейся стране настоящий бунт.
Маркс предложение Вейтлинга резко отвергает. Основание: у портного-радикала отсутствует стройная научная теория, которая способна идейно вооружить рабочий класс. Вейтлинг пытается протестовать, указывая, что оторванные от реальной жизни теории, сооружённые в кабинетной глуши, бесплодны. "Никогда ещё невежество никому не помогало", - Маркс кладёт конец дискуссии откровенным переходом на личности.
На первый взгляд, идея Вейтлинга выглядит чересчур самонадеянно, однако не стоит забывать, что собрание комитета происходит в 1846-м, т.е. примерно за полтора года до "Весны народов", череды европейских революций, когда заполыхал весь континент, не исключая и Германию.
Т.е., с точки зрения исторического предвидения, прав был не Маркс, а Вейтлинг: когда занимались восстания в Париже, Берлине, Вене, отправлявшиеся на баррикады спрашивали друг друга не о том, достаточно подкованы ли они теоретически, а умеют ли держать в руках оружие.
Да, конечный итог той весны был не в пользу замахнувшихся на старый порядок, который сумел протянуть более тридцати лет после Венского конгресса, но Европа, потрясённая этой чередой революций, неотвратимо стала другой.
Во-вторых, и это гораздо важнее, какую непосредственную альтернативу зовущему умирать на полях сражений Вейтлингу предлагает Маркс?
Нет, в поход мы не двинемся, мы останёмся в эмиграции, организуем уже упомянутый корреспондентский кружок, в рамках которого будем переписываться со всей Европой и выяснять наши мнения по поводу разных насущных вопросов. Вейтлинг, когда ему предлагают вступить в этот кружок, отказывается, едко добавив, что "состязание гусиных перьев" не для него: "Оставим это занятие влюблённым барышням".
Казалось бы, Вейтлинг не понимает всей важности кропотливой интеллектуальной работы, этого бесконечного выяснения точек соприкосновения и расхождения, когда финалом становится появление прообраза будущей массовой политической партии.
Однако и здесь, благодаря любезности авторов фильма, обнаруживается проницательность Вейтлинга, поскольку реальная деятельность того же Брюссельского кружка сводится к посиделкам у Маркса дома, зачитыванием вслух присланных писем, коллективным над них глумлением и дружным поеданием яичницы.
Свергнет ли феодально-абсолютистские режимы собранная с бору по сосенке армия Вейтлинга или она станет ещё одной неудачной попыткой раскачать ситуацию - вопрос отдельный и неоднозначный, но, в чём можно быть точно уверенным, тусовки под яишню спокойствию королевской Европы точно не угрожают.
Словом, если рассматривать конфликт Вейтлинга и Маркса, исключив всё наше послезнание, когда первый оказывается на скрижалях истории только как подстрочное примечание к биографии второго, симпатии выстраиваются совершенно иначе, чем на это рассчитывали авторы фильма.
Да, Вейтлинг пороха не выдумал, за него это сделал Маркс, но жёстко наезжать на уважаемого человека, имея за плечами минимальные заслуги перед революционным движением (несколько статей и высылка из Парижа; у скольких послужной список на тот момент гораздо длиннее), это - перебор.
Но, и на это авторы никак не могли рассчитывать, подобные фо-па их главного героя, когда его портрет оказывается отнюдь не глянцевым, не только не губят сериал, но, напротив, продлевают ему жизнь: если Маркс, в интерпретации Гребнёва, Добродеева и Кулиджанова, оказывается совсем не ангелом, но человеком противоречивым и вызывающим споры, то, следовательно, картина ничуть не потеряла актуальности, не превратилась в памятник прошлого.
И это, пожалуй, главное достижение её авторов: тридцать с лишним лет пронеслось, полёт по-прежнему нормальный.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Легионы». 42-й Московский кинофестиваль в программе «Русский след» показал в своём роде исключительный фильм Дариуша Гаевского, посвящённый, как…

  • (no subject)

    Сколько волка ни корми… Проблемой русского человека является его природный гуманизм и наивное стремление примириться с вековечным врагом – исходя из…

  • (no subject)

    Если сейчас – много задним числом – отыскивать ту дату, после которой история Польши двинулась непоправимым и трагичным образом, то, среди прочих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments