Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Вспоминая свои ощущения от крымской истории,
столь неожиданно разрешившейся для России (если откровенно, Крым все эти двадцать два года был недостижимой целью и дразнящей мечтой, которая никогда не могла реализоваться при жизни нашего поколения), могу сказать, что первой была, конечно, радость – окрыляющая, заставляющая расправлять плечи и вообще брататься с незнакомыми людьми. Однако потом, и довольно скоро, она сменилась тревогой, отчётливо переходящей в шок.
Было понятно с самого начала, что Крым – это не тот кусок, с которым расстанутся просто так, что непременно будет борьба – жестокая, настоящая, что придётся отбиваться на Перекопе, пока с севера не подойдут полки на подмогу, что мобилизация – это дело почти решённое и повестка вот-вот должна скользнуть в почтовый ящик…
Но Украина не торопилась сражаться за своё, более того, она, кажется, вообще не собиралась воевать. Да, силы категорически не равны, да, Красная Армия, в конечном итоге, дойдёт и до Киева, и до Львова, но когда речь о национальном достоинстве подобные расчёты отходят на второй план.
Это у вашей страны отбирают территорию, это у вашей страны отторгают сограждан, это ваши поля топчет вражеский сапог, это ваших солдат держат запертыми как зэков… Как можно терпеть такое – и не восстать?
Оказывается, ещё как можно. Более того, даже если разложилось государство, борьбу с агрессором может вести сам народ, выдвигая в её ходе полководцев и вождей, как это было, например, в Турции, или, если регулярные вооружённые силы отказали, перейти к партизанской войне, благо у Украины на этот счёт богатейшие традиции.
Однако ни ведущие происхождение от Шухевича, ни ведущие происхождение от Ковпака пока кровь проливать не торопятся. Единственный, к счастью, на сегодня случай – это стрельба в Симферополе по пристанищу безобидных картографов.
Ладно, боротьбы со зброей в руках не будет: украинская армия готовится к эвакуации из Крыма, а диверсантов-любителей переловят ещё на подъездах к полуострову. С этим смирились. Но ведь есть ещё способы противостоять агрессии.
Можно разорвать дипломатические отношения. Всего лишь отозван посол. Можно ввести визы. Вопрос отложен, единого мнения по этому поводу в Киеве нет. Можно прервать авиационное, железнодорожное, автомобильное сообщение. Транспорт, включая трубопроводный, работает исправно.
Кстати, о трубопроводах. Потрясшая меня деталь. Путин только объявил, что с Крымом всё. Т.е. Украину на глазах всего мира взяли – и немножко укоротили. Это – главное событие, которое должно определять мысли и действия украинской государственной власти.
Что же в такой ситуации заботит министра энергетики Украины? Поскольку, «в связи с известными событиями», Россия больше не арендует Севастополь в качестве базы для флота, то, значит, скидка в сто долларов на газ уже не действует и с этим нужно что-то решать.
Всё, финиш: у него страну кромсают, ещё чуть-чуть, и Украина станет географическим понятием, лозунг «Отечество в опасности» - это не пафос, а рутинная повседневность, а министров в Киеве беспокоит, сохранит ли «Нафтогаз» скидку или нет.
Я смотрю на нынешнюю украинскую власть, на их тотальное капитулянтство, на полную утрату государственных инстинктов и поражаюсь тому, что мы двадцать с лишним лет терпели это рядом с собой, двадцать лет задабривали, унижались, переживали, как бы не обидеть, не задеть, в семь узлов заворачивались, чтобы сохранить добрые отношения с соседней, когда не было никакой державы, - была куча гнили, которая развеялась от первого порыва ветра.
И потому разговоры о том, что Путин может на белом танке уже сегодня въезжать в Киев, не кажутся разгорячённым шапкозакидательством. Да, вполне может: одна только угроза, что русские идут, заставит Уряд, как некогда Директорию, удирать в Житомир и дальше – вплоть до польской границы.
И это оказывается самым опасным в нынешней ситуации. Украина, отказавшись биться за Крым – заявления о том, что «мы никогда не смиримся», это компенсаторная риторика терпил: за свою землю, если вы действительно считаете её своей, нужно умирать сегодня, сейчас, оставляет Россию одну на одну с собой.
Для нас, к сожалению, не существует никаких препятствий к дальнейшей экспансии, тот важный взаимоупор, позволяющий соотносить амбиции с реальностью, утрачен. Украина сегодня – это как Чехословакия в октябре 1938: бери не хочу.
И только колоссальная самодисциплина способна удержать от того, чтобы превратить бывшую Украину в зависимый конгломерат из Протектората Малороссии и Новороссии и Галицийской республики, потому что никаких иных сдерживающих факторов, после того, как Запад смирился с присоединением Крыма, просто нет.
Будем надеяться, что украинский политический класс решит ещё помучиться, а не тут же бросится договариваться о финансовых условиях признания Киевом Крымского федерального округа: прощение государственного долга, сохранение азаровской цены на газ и чисто подогреть хороших парней в Раде, они ведь тоже старались.
По крайней мере, оговорка Януковича о том, что президентом Украины является Путин, уже не кажется таковой: Янукович лишь назвал вещи своими именами.
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments