Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Возникающие время от времени сюжеты,
посвящённые исключительному мужеству украинских военных в ходе проведённой Российской армией Крымской операции, сюжеты, не слишком ладные, с визгливыми нотками и с пережимом, свидетельствуют, что наши юго-западные соседи продолжают пребывать в серьёзном душевном раздрае, вызванном традиционным для их вооружённых сил тотальным сливом: как повелось в 1918, так продолжается и по сю пору.
Россия, забрав Крым, поступила дважды жестоко и попросту невежливо: помимо материальных утрат и стратегического урона, мы нанесли украинцам очень болезненное оскорбление. Если подходить к тому, что произошло на полуострове, отстранённо, то с неизбежностью следует зафиксировать, что на Украине нет государства, нет армии, нет даже мужчин, для которых понятие чести что-либо значит.
Украина, позволившая обойтись с собой так, как с ней обошлась Россия (кстати, замечательный министр энергетики продолжает давать уроки национального достоинства, выклянчивая у Кремля кредит), это уже не страна даже – это сборище каких-то опущенцев, которых разве что Путин ссаными тряпками не гоняет по неизбывной своей доброте.
Ничего подобного не случилось бы, решись украинцы сражаться. Да, шансов противостоять «вежливым людям» в тех условиях у них не было никаких, да, они были бы вскоре разгромлены и пленены, но, для самочувствия нации, эта готовность пожертвовать собой значит ничуть не меньше, чем военные победы.
Мифология народа складывается не из одних только триумфов, и кровавые поражения, для воспитания гордости за свою историю, столь же важны. Можно вспомнить Бородино, где самым главным оказывается не последующая потеря столицы, но «умереть мы обещали, и клятву верности сдержали мы в Бородинский бой», или Севастополь, где вообще речи о победах нет: обе обороны закончились его сдачей, но сама способность держаться вопреки всему и делает его городом русской славы – печальной, горькой и вдохновляющей.
Украинцы оказались этого лишены, и потому сейчас они с такой лихорадочной настойчивостью ищут, за что можно зацепиться, чтобы не чувствовать себя полными ничтожествами. Пока их попытки не слишком удачны (тральщик «Черкассы» затоплен не был; пленные офицеры оказались дома через считанные дни), однако верное направление, кажется, уже найдено.
Указал на него проницательный Лангобард, обнаруживший складывающуюся на наших глазах интерпретацию Крымского кризиса как путинской неудачи: мол, кремлёвский диктатор нацелился на весь Юго-Восток, а его грубо обломали, оставив с какой-то жалкой Тавридой, смех один.
Это, пожалуй, самый перспективный путь, поскольку, задавая иной масштаб, он позволяет снять нынешнюю украинскую фрустрацию если не целиком, то, по крайней мере, существенно её ослабив.
Итак, что следует делать? Необходимо творчески переработать уже существующий в мифологии повстанческого движения концепт спасения Западной цивилизации. В краткой форме его блестяще сформулировал Орест Лютый: «Всю Европу боронили як могли против нечисти азийскою орды».
Здесь уже есть всё, что нужно, осталось уточнить детали. Путин, пользуясь Олимпийскими играми как дымовой завесой, задумал восстановить Советский Союз, захватив в ходе блицкрига страны бывшего Варшавского договора.
Он учёл всё, кроме того, что на его пути встанет Украина – извечный враг Московской империи. Путин споткнулся на Украине, которая выстояла под его ударом: дисциплина и самоотверженность народа, сохранившего свою державу, заставили диктатора отступить.
Правда, это сопровождалось потерей Крыма, который агрессор продолжает удерживать. Однако это – небольшая плата за то, что Прибалтика, Чехия, Польша, Румыния, Венгрия, да и сама Украина сохранили независимость.
Народы Центральной и Восточной Европы должны быть благодарны украинцам, остановившим Путина, как некогда их деды остановили Сталина, который не отважился начать Третью Мировую, имея в тылу обречённую на гибель, но не сломленную УПА…
В таком разрезе украинцы оказываются не обсосами, у которых можно просто так увести целый регион, а современными агнцами, пострадавшими за своих географически более удачливых соседей. Причём обращение к теме жертвенности вообще снимает вопрос о цене: терзаемый мученик не считает, сколько и чего у него отпилили, он счастлив отдать себя целиком ради великой цели.
Потому, чем быстрее украинское общество, которое ещё не погрузилось окончательно в перипетии борьбы за президентский пост, сформулирует для себя эту анестезирующую идеологему, тем будет лучше всем – и нам в том числе, поскольку наблюдать, как не чужих нам людей реально плющит на почве крымской Цусимы, довольно болезненно. Мы же не звери, в конце концов.
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment