Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Политическое поведение лишь изредка рационально,
в основном, оно базируется на переживаниях, находя в них и выражение и содержание для всей будущей деятельности.
Именно поэтому упрекать собравшихся у Донецкой областной администрации в том, что они не захотели слушать пытавшегося говорить с ними о цене рокового поступка Ходорковского, не слишком правильно: есть вещи, которые превыше всяких выгод и сильнее всяких резонов.
Судить об этом могу по собственному опыту, когда в 2008 году довелось мне, после десятилетнего перерыва, попасть в Крым. Следующим днём после приезда было 24 августа, воскресение.
Украина отмечала годовщину провозглашения своей независимости, и то ли по этому, то ли потому что это были последние нормальные выходные перед школой, на пляжах было чрезвычайно многолюдно.
Причём отдыхающие – это чувствовалось по речи – были, в большинстве своём, именно украинцами. Нет, они вели себя спокойно, так, как ведут обычные люди на солнцепёке у воды. Никто не выкрикивал речёвок, никто не скакал, никто не пел, приложив пятерню к голой потной груди, «Ще не вмерла…»
Даже флагов было немного – один, может быть, два на весь пляж. И вообще – если бы не время от времени звучавшие по работавшему в кафе местному радио поздравления празднующей день нарожденя молодой краине та её громадянам, тут же тонувшие в волнах русской – ведущих – и английской – певцов – речи, то нельзя было и догадаться, что за дата на календаре.
Однако и того немногого, что я увидел, было достаточно, чтобы почувствовать поднимающуюся волну вражды и сдерживаемой ненависти. Тогда, шесть с половиной лет назад, даже после Пятидневной войны, нельзя было и мечтать, что однажды Крым освободится от украинского владычества, что жовто-блакитный прапор будет вышвырнут с полуострова, что время в составе Украины будет всего лишь неприятным воспоминанием.
Мечтать было нельзя. Но желание, чтобы это случилось однажды, и готовность пожертвовать для этого многим – достаточно было лишь бросить клич – страстно бились внутри. Я, окружённый расслабленными громадянами, старался не подавать виду, какие меня одолевают мысли, но это ощущение, что ничего не закончено и рано хохлы считают Крым усмирённым и смирившимся, становилось всё нестерпимее.
Я ушёл домой с тяжёлым чувством: их – очень скромный и деликатный праздник (повторяю, никто и не думал бить себя в грудь с воплем «Украина понад усе») – казался мне поминками, поминками по большой стране, в которой когда-то жил, по Крыму, да и по себе тоже.
Вряд ли появление триколоров что-то изменит в том южнобережном посёлке, который останется таким же безалаберным, скученным и резко пересечённым. Но он каким-то чудесным образом перестанет быть чужим, отторгнутым, иностранным и станет своим.
А своему можно простить очень многое. И отдать за своё можно тоже очень многое. И тут все калькуляции бессильны.
Tags: Впечатления
Subscribe

  • (no subject)

    О миролюбии. Годы, проведённые в детском саду, в средней школе (высшая школа, пожалуй, на это оказывает меньшее влияние), формируют одну любопытную…

  • (no subject)

    Году в 87-м мы всей семьёй отдыхали в славном районе южной столицы России – местечке Хосте. Время тогда было советское, пансионатов на всех не…

  • (no subject)

    В одной из студенческих компаний столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments