Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Определение нынешнего киевского режима как «керенщины»,
безусловно, справедливо: слабое некомпетентное правительство, стремительно утрачивающее рычаги влияния и целые регионы, правительство, которое подведёт черту в существовании страны и впишет одну из самых позорных страниц в её историю.
Всё так, но глядя сейчас, почти три месяца спустя после Лютой революции, на украинские события и имея возможность проследить – пусть и крайне приблизительно – главные тенденции, остаётся лишь с сожалением заметить, что у новой киевской влады практически не было ни единого шанса, потому что жестокая судьба отпустила ей даже не недели – дни.
И действительно окно возможностей, когда победители Януковича ещё были в состоянии удержать мчащийся в пропасть корабль украинской государственности, открывшееся 22 февраля, когда была занята Верховная Рада и вся полнота власти оказалась в руках оппозиционеров, закрылось очень скоро.
Сейчас понятно, что тот роковой рубеж, после которого Украину было уже не спасти, это референдум о самоопределении Крыма. Сецессия полуострова – это не только утрата территории, но и запуск механизма дальнейшего распада, и потому возникновение Донецкой и Луганских республик есть прямое следствие крымских событий.
Удержи Украина Крым, всё могло пойти иначе – по крайней мере, основания для такого сценария были. Это следует, в частности, из признаний Павла Губарева, заклеймившего соглашателей на Донбассе, которые были готовы удовлетвориться минимальными уступками Киева.
Но после Крыма, перешедшего под российское подданство, ни о каком компромиссе речи идти не могло: в движение пришли массы. И это не траченная временем метафора: результаты голосования 11 мая говорят сами за себя.
Итак, главный вопрос нашей исторической реконструкции – могла ли Украина переиграть Россию в Крыму? Чтобы на него ответить, нужно отследить два проходивших параллельно процесса – один в Киеве, другой – на полуострове и в Москве.
Судя по косвенным данным, решение о вмешательстве Кремль принял вечером 23 февраля, когда стало ясно, что поднялся Севастополь, где выбрали народного мэра, и у российских военных будет очевидная поддержка местного населения.
24 февраля, по-видимому, ушло на переброску первых подразделений «вежливых людей» из разных регионов страны в Новороссийск. 25 февраля в Севастополь пришёл БДК, на котором, как предполагают, и находились первые отряды спецназа.
Сутки ушли на «оправиться-осмотреться», а утром 27 февраля вооружённые люди в форме без опознавательных знаков уже брали правительство и Верховный совет Крыма, готовясь сражаться за эти здания до последнего человека.
Таким образом, 27 февраля – это начало активной фазы российско-украинского конфликта, когда у Киева оставались фактически сутки для принятия контрмер, потому что 28 февраля – это последний срок для запуска обращения в Совет Федерации с просьбой разрешить Президенту России использовать войска за рубежом.
1 марта это обращение было одобрено, и стало ясно, что Кремль пойдёт до конца: война будет настоящей. Эта решимость произвела нужное впечатление на Киев, и сдача Крыма прошла без сучка, без задоринки: украинские войска приказа сражаться не получили.
С тем, что происходило на российской стороне, примерно понятно. А чем была занята украинская сторона? Там всё было гораздо драматичнее, потому что новой власти предстояло решить сразу несколько проблем.
Во-первых, надо было договориться о признании государственного переворота западными державами, которые были гарантами соглашения от 21 февраля. Во-вторых, следовало поймать Януковича и заставить его отказаться от власти. Если же это по каким-то причинам было невозможным, необходимо было выстроить новую конструкцию с исполняющим обязанности президента, вписав эту должность в существующий механизм управления.
В-третьих, предстояло сформировать исполнительную ветвь власти, собрав Кабинет министров с таким расчётом, чтобы он удовлетворил амбиции основных игроков и одновременно был принят Майданом, который на тот момент являлся единственным источником легитимации.
В переговорах по созданию Кабмина, который, если вспомнить опыт Октябрьского переворота, должен был возникнуть к утру 23 февраля, чтобы подхватить болтающийся штурвал, были растрачены драгоценнейшие дни.
Лишь 26 февраля – после долгих и скандальных перетасовок – список министров был представлен Майдану, который согласился с предложенными персоналиями. И только 27 февраля Арсений Яценюк стал официальным премьер-министром – после голосования в Верховной Раде.
Разумеется, в той обстановке было просто нереально сориентироваться в том, откуда исходит главная угроза, чтобы отдать немедленные распоряжения поднимать всех, кто может держать ружьё и выдвигаться в Симферополь.
Помимо того, что новому режиму требовалось какое-то время, чтобы выяснить степень управляемости силовиков, вероятно, ещё был расчёт на крымских татар, которые, если и не раздавят русское ополчение, то, по крайней мере, свяжут ему руки – пока в Киеве идёт утряска и усушка.
Увы, времени на это уже не оставалось: 28 февраля, когда ещё можно было поколебать настрой Кремля, тоже оказалось упущенным. Потом было заседание Совета Федерации, назначение крымского референдума и речь Путина 18 марта. Впрочем, всё это было уже доигрыванием безнадёжной для Киева партии.
Трудно представить, какой политик смог бы действовать лучше в данных обстоятельствах: нельзя одновременно бороться за власть и сохранять территориальное единство. Неизбежно проходится чем-то жертвовать.
Однако роковой изъян Украины в том, что для неё территориальное единство – это условие существования как государственного организма. И тут бессилен любой – даже самый пассионарный лидер.
Украина, которая держалась на Януковиче, как некогда Австро-Венгрия – на Габсбургах, на наших глазах становится историей. Интересно, будут ли её вспоминать с ностальгией?
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments