Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Нынешний этап в биографии Алексея Навального
любопытен в том числе и тем, что позволяет рассеять кое-какие иллюзии, вызванные неумеренной поступью технического прогресса.
Развитие социальных сетей и появление массового неподцензурного контента, над которым не властны ни редакторы, ни кураторы, сподвигло теоретиков политического процесса на оптимистические заключения, сводящиеся к тому, что у авторитарных режимов руки оказываются коротки справиться с собственной оппозицией.
Это прежде вынужденная эмиграция если не лишала политика полностью возможности общаться с народными массами, то, по крайней мере, существенно затрудняла это общение. Сейчас же ни на какой рот уже не накинешь платок, и выдавленный на периферию лидер протеста, благодаря вездесущему Интернету, продолжает диалог со своими сторонниками и потенциальными союзниками.
Гоните его в дверь – он придёт в окно, причём придёт так, что не покажется мало: запретное слово обладает десятикратной притягательностью, которая дистанционно коронует изгнанника, отчего ему достаточно лишь пересечь границу родной страны, чтобы с триумфом войти в столицу…
Таково было примерное содержание этих теоретизирований, опровергнуть которые было невозможно, спорить же бессмысленно: правота казалась самоочевидной и над судьбой обречённых автократов оставалось лишь меланхолично грустить – сами себе злые буратины.
Но тут история неожиданно выкинула коленце, устроив натуральный эксперимент на отечественной почве. Давно точившие на несгибаемого Навального зубы власти, не решающиеся закрыть его по-настоящему, придумали-таки способ, как обузить Алексея Анатольевича.
Домашний арест и судебный запрет на сетевую самодеятельность должен был, по замыслу организаторов ужесточения режима, запечатать Навальному уста. Но, разумеется, не тут-то было: с минимальными потерями мощный глас «агитатора, горлана, главаря» доходит в наши сумрачные норы – так, словно ничего и не было.
Более того, обошедший простоватую охранку оппозиционер, который каждым своим постом и каждым твитом бросает вызов всей путинской судейско-полицейской системе, приобрёл, благодаря запретам, дополнительную притягательность.
Короче, если сводить баланс, то Кремль должен кусать локти, а Навальный праздновать двойную победу: за себя лично и за торжество теории нового сетевого лидерства. Однако – «не всё так однозначно».
Выдавленный из офф-лайна Навальный, появляющийся на публике только в связи с очередным процессом, в котором он выступает в качестве ответчика, волей-неволей откатывается в маргиналию.
В то время, когда политика, например, в связи с выборами в МГД, делается именно на улице, где собираются подписи за кандидатов и проходит первичная агитация, отсутствие Навального оказывается заметным.
Не менее существенен и прерванный доступ к масс-медиа, прежде всего электронным: появления Навального в студии «Эха» или «Дождя» в прежнее время становились самостоятельными поводами, подтверждавшими его внесетевой статус.
Теперь же Навальный исчез – исчез из привычной картинки, и это обстоятельство, так или иначе, отодвигает его в тень. Суть нынешнего клипоориентированного общества: кто не мелькает, тот не существует. У Навального наметились проблемы с мельканием.
Понятно, что дальше будет только хуже: Навального станут забывать – вне зависимости от того, какие ещё громкие разоблачения он опубликует. Вынужденное перемещение в Сеть оказывается ловушкой, пусть и не такой быстродействующей, как предполагалось.
Словом, теоретики ошиблись: политик, чтобы оставаться таковым, должен не только читать одни и те же новости со своим народом, но и топтать одни и те же площади. Иначе выпадение из контекста неизбежно.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Кольберг», цветной, монументальный, эпический, подлинная вершина кинематографа Третьего Рейха, постигла печальная судьба: если бы в его…

  • (no subject)

    3 октября – тридцатилетие объединения Германии. Для немцев этот день, понятно, праздничный, а вот для нас? Сейчас, пересматривая фильмы исчезнувшей…

  • (no subject)

    Послесловие к «Собибору». Может показаться, что картина Хабенского плоха всем, однако это не так, поскольку даже из этих кинематографических руин…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment