Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Ничья земля».
Первый роман одноимённой тетралогии про приключения в постапокалиптическом мире бывшей центральной Украины бывшего очень специального человека Михаила Сергеева принадлежит перу Яна Валетова, который в последние месяцы стал для тех, кто по эту сторону Юго-Западного фронта, крайне неприятной, если не сказать откровенно враждебной фигурой.
Это обстоятельство не может не накладывать отпечаток на восприятие, провоцируя, в рамках идеологической борьбы с «подпевалой Коломойского», ругательски ругать сочинения Валетова, отказывая ему в литературном даровании и выставляя его нудным графоманом, платить за книги которого – себя не уважать.
Однако, вопреки понятному зуду сделать больно очень несимпатичному человеку, приходится быть объективным и признать, что, как автор остросюжетной прозы, Валетов действительно мастер, поскольку «Ничья земля» сделана опытной и очень умелой рукой.
Помимо отменно заданной драматической ситуации (в Запорожье взорвалась АЭС, и теперь территория между Донецком и Львовым – это новое Дикое поле, где не действуют гражданские законы, но действует радиация), мимо которой вряд ли пройдёшь, желая разобраться, как оно там – после конца света, Валетов отлично чувствует ритм повествования, вовремя переключая внимание.
Действие книги разворачивается в двух планах – текущая реальность, где главный герой с огромным трудом пробирается через недружелюбное Поднепровье, неся за плечами какой-то дико важный макгаффин, и флеш-беки в его обширное прошлое – от отрочества до последних дней перед Катастрофой.
Это переключение, устроенной с прямо-таки киношной лихостью, позволяет не заскучать на довольно однообразном, если отвлечься от кровавых схваток, путешествии, параллельно раскрывая образ главного героя, который оказывается не просто трансграничным барыгой, пусть и со службистскими корнями, но человеком с громадными амбициями, превосходящими по своей дерзости даже высокие мечты Богдана Хмельницкого.
Как становится понятным из первой части, Сергеев намерен восстановить на этой Ничьей земле цивилизацию и регулярное государство, спася её от лихих и безжалостных соседей – Львовской конфедерации и поглотившей Донбасс императорской России...
Валетов, и это его несомненный плюс как автора, Сергеева не просто любит, задирая планку его задач до самой верхотуры (Хмельницкому в его Семнадцатом веке всё же было попроще), но и не ленится выдумывать биографию своего героя, прописывая его прошлое очень тщательно, что, в свою очередь, позволяет ему запустить дополнительные линии, тормозящие основное действие.
Особенно это заметно в последней трети книги, когда становится понятным, что ничего существенного уже не случится, а значит, надо бежать в магазин за продолжением цикла: Валетов, вытаскивая упоминавшихся мельком персонажей, сознательно тянет резину, чем несколько снижает первоначальное уважение к нему как к беллетристу.
Впрочем, слишком сильная авторская любовь иногда служит дурную службу: у земного человека есть предел достоинств и способностей. Когда Сергеев, который, конечно, много чего умеет по части уничтожения себе подобных и выживания в экстремальных условиях, вдруг оборачивается сущим Терминатором, эта метаморфоза способна, скорее, оттолкнуть, чем вызвать восхищение.
Второй слабостью Валетова как сочинителя является не преодолённая до конца публицистическая жилка: как экономический колумнист, он довольно знает о подлинном устройстве докатастрофной Украины и охотно этим знанием делится, превращая триллер в разворот еженедельника с большим разоблачительным материалом.
Это, разумеется, не слишком хорошо, тем более, когда вместо честного авторского отступления, нужный ему текст произносит одна из героинь: маскировка настолько топорная, что за Валетова становится откровенно неловко: «Ян Михайлович, зачем этот детский сад…»
В остальном же – годно и отменно. Резюмируя. Как стилист Валетов, которому порой удаются по-настоящему яркие и оригинальные сравнения, выше Березина. Как сюжетчик – круче Мартьянова. До Лукьяненко Валетов не дотягивается личностным масштабом, но Лукьяненко у нас такой один.
Однако книга любопытна не только изложенной в ней историей, но и возможностью понять логику тех украинских интеллектуалов, которые вдруг стали поддерживать Майдан с неприличным для людей этого склада энтузиазмом.
Итак, какой выглядела для Валетова современная ему Украина? Это откровенно мерзотное государство, где забыты последние представления о должном и правильном, где правящий класс, ничего не стесняясь, доит доставшуюся ему территорию, где никакие изменения невозможны.
Борьба олигархов на Украине будет вечной: одни кланы станут пожирать других, создавая видимость конкуренции, но суть режима останется прежней – грести под себя до чего только можно дотянуться.
Что делать в такой ситуации непричастному? Морщится от отвращения, вырабатывая в себе циничный задор: «Все суки. И этот. И этот. И этот». Но, поскольку цинизм очень затратен – он помогает выжить, но воздух всё равно остаётся спёртым – душе требуется отдохновения.
Таким отдохновением стал Майдан: словно вдруг резко кто-то распахнул окно. Людям показалось, что египетское рабство, отвратительное, ежедневное, с которым вроде бы свыклись, закончилось: впереди – Земля обетованная.
Понятно, что с такими настроениями нынешний кризис перспектив быстрого разрешения не имеет: отрезвление окажется длительным и болезненным.
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    О миролюбии. Годы, проведённые в детском саду, в средней школе (высшая школа, пожалуй, на это оказывает меньшее влияние), формируют одну любопытную…

  • (no subject)

    Году в 87-м мы всей семьёй отдыхали в славном районе южной столицы России – местечке Хосте. Время тогда было советское, пансионатов на всех не…

  • (no subject)

    В одной из студенческих компаний столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments