Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

О смене жизненных приоритетов.
Фёдор Раскольников, преимущественно известный своими письмами Иосифу Грозному, имел чрезвычайно насыщенную биографию, которой хватило бы и на героическую киноленту, и на сериал.
Там было всё – юношеская подпольная работа, гардемаринство, высокие командные должности, даже дипломатическое поприще – причём дважды. Первый раз Раскольников, сумевший до того так поставить дело на вверенном ему Балтфлоте, что его вынуждены были заменить начштабом аккурат за два месяца до Кронштадтского мятежа, и это смещение оказалось для него неожиданно благом, - стал полпредом в Афганистане, одной из считанных стран, у которой были тогда дипотношения с РСФСР.
Спустя три года он возвращается в Москву и, более не допускаясь до флота, который, во-первых, возрождается, а, во-вторых, по-прежнему испытывает дефицит начальственных кадров, переходит на литературную работу.
Главный редактор журнала «Молодая гвардия», главный редактор журнала «Красная новь», главный редактор издательства «Московский рабочий». С 1928 года к этим обязанностям добавляется членство в коллегии Наркомпроса, председательствование в Главреперткоме и руководство Главискусством. Т.е. 36-летний Раскольников оказывается тогдашней Екатериной Фурцевой, если не больше.
Однако, после высылки Троцкого из СССР, от его сторонников, а Раскольников был Троцкому близок – начиная с 1917 года, когда они вместе сидели в «Крестах», арестованные Временным правительством, стали постепенно избавляться.
До радикального решения этого вопроса оставалось несколько лет, потому – одним из действенных способов – была отправка за границу. Именно так поступили с Раскольниковым, который в 1930 поехал послом в Эстонию. Потом были Дания и Болгария, затем – невозвращенчество и те самые открытые письма…
Я знакомился с биографией Раскольникова и, когда сюжет дошёл до его второго прихода на дипломатическую работу, поймал себя на мысли, что мне его по-настоящему жалко. Отъезд в провинциальную Эстонию, где никогда ничего не происходит, где вечная скука в узком мирке полпредства, это – действительно жестокое наказание.
Раскольников, у которого была реальная власть – пусть лишь над артистическим цехом, который мог казнить и миловать, который был в самой гуще идейной борьбы и подковёрных интриг, который являлся не просто сановником, но значимой величиной в табели кремлёвских рангов, упал со своей верхотуры, чтобы очутиться в таллинском ничтожестве.
Что могла предложить ему Эстония взамен – кроме налаженного буржуазного быта и общей солидности повседневного порядка? Ничего: это была именно ссылка – комфортная, уютная, курортная, но ссылка. И Раскольников не мог этого не понимать, отчего ему, должно быть, становилось ещё горше.
Я искренне сочувствовал Раскольникову: при всей сволочности людей искусства лучше их постоянные истерики и вечные разборки друг с другом, чем затхлость посольского существования во второразрядных странах.
И сочувствуя Раскольников, а заодно поражаясь размеру той власти, которая у него была и которой он в одночасье лишился (постоянный герой скандалов нынешний министр культуры Мединский дай Бог чтобы обладал одной десятой тех возможностей, какие были у Фёдора Фёдоровича), я вдруг сообразил, что десять-пятнадцать лет назад относился бы к этой истории совершенно иначе.
Я бы, напротив, радовался, что Раскольников уехал из СССР, что жизнь за границей – это само по себе такое благо, которое искупает все карьерные потери, и был бы уверен, что он вытащил счастливый билет, сбежав из строящей социализм России.
Теперь мне странно вспоминать, что было некогда время, когда я не считал эмиграцию трагедией, но видел в ней едва ли не главную цель постсоветского человека: рано или поздно – но свалить, хоть тушкой, хоть чучелом.
Любопытно, что именно изменилось в атмосфере, чтобы это само собой разумеющееся настроение утратило свою смущающую и развращающую силу?..
Tags: Культура
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment