Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

В вагон заходит пара, мужчина и женщина.
В первые несколько минут я не вижу их лиц, и по их фигурам – крупным, даже грузным – кажется, что им хорошо за сорок. Всю дорогу они обнимаются, делая это нарочито, с явным вызовом, не только не стесняясь, но, напротив, демонстрируя, как им хорошо вместе, как они не могут разорваться, не решаясь терять ни одной лишней минуты.
Эта возня длится так долго, что я прекращаю читать и принимаюсь их разглядывать, поддаваясь разыгранному безадресно спектаклю. Присмотревшись, я обнаруживаю, что ошибся в возрасте лет на десять.
И ему, и ей немного за тридцать – просто у него очень развитая, как штангиста, грудь, а у неё – рано поплывшая фигура. К тому же верхние зубы у женщины, когда она, оторвавшись от поцелуев, улыбается и нашёптывает что-то ласковое, резко выдаются вперёд, отчего в профиль они – вылитый бульдозерный ковш.
Я продолжаю разглядывать его, разглядывать её, соображая, что он мог найти себе кого-нибудь посимпатичнее, чтобы их вагонное тискание не было столь показным, а ей, напротив, весьма повезло и потому она может отдаваться этим объятиям от души, когда замечаю, как сидящая наискосок от пары пожилая женщина тоже наблюдает за раздухарившимися любовниками.
Женщине под шестьдесят, у неё усталое болезненное лицо, мешки под глазами, седые некрашеные волосы. Женщина смотрит на милующихся с неодобрением, отводит взгляд, потом смотрит снова. Сквозь неодобрение, помимо воли, проступает зависть и волнение.
Женщина понимает, что с ней ничего такого уже не случится, и, отбросив церемонии, принимается смотреть во все глаза. Что-то вроде румянца появляется на её лице. Кажется даже, что дыхание её становится учащённым.
Я перестаю обращать внимание на тискающуюся пару и, не отрываясь, слежу за женщиной: слабый отголосок бушующих внутри страстей на её лице увлекает куда сильнее, чем заурядная разнузданность великовозрастных детей.
Ещё чуть-чуть, и можно будет представить целую историю – историю прошедшей жизни, от которой остались только сожаления и бессильная ревность к чужим утехам на публику. Но истории вообразить не удаётся.
Пара, добравшись до нужной станции, расстаётся. Мужчина выходит из вагона и долго машет с перрона: ему уже не терпится уходить, но поезд не трогается, отчего ему приходится длить прощальную сердечную улыбку и лишние десять-пятнадцать раз взмахивать ладонью.
Двери закрываются. Оставшись одна, его бывшая спутница моментально погасает и замыкается, прислонившись к спинке сидения. В ней уже не узнать той страстной любовницы, которая пять минут назад плевала на общественные условности.
Меняется и пожилая женщина. Постепенно она справляется с разбуженными чувствами; дыхание выравнивается; на лице появляется спокойствие и отрешённость, за которыми прячется радость, что этот незапланированный и совершенно не нужный соблазн наконец-то завершился, и одновременно сожаление, что всё случилось так быстро.
Я понимаю, что ничего любопытного больше не будет, и нехотя возвращаюсь к книге.
Tags: Впечатления
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments