Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

"А мне всё мало".
Любопытный момент из воспоминаний киноведа Неи Зоркой. 1968 год. Она работает в Институте истории искусств, расположенном в центре Москвы в Козицком переулке, между нынешними Тверской и Большой Дмитровкой.
Живёт она в четырёх остановках - в кооперативном доме у метро "Аэропорт", место, где централизованно селили художественную элиту по цеховому принципу.
Её зарплата - триста рублей, что более чем в два раза превышает средний ежемесячный заработок по стране. Это позволяет ей в одиночку воспитывать дочь-подростка и держать домработницу, вредную тётку - не из Таджикистана, конечно, а из более близкого - Курска.
Помимо удобной локации и приличного оклада, служба в Институте истории искусств позволяет выезжать за рубеж - на симпозиумы, фестивали и прочие семинары - как в страны второго разряда, т.е. народнодемократические, так и первого - т.е. буржуазные, а также печататься в иностранной прессе, набирая себе полезную библиографию.
Не говоря уже о просмотрах в Доме кино и прочих закрытых мероприятиях культурного характера - мемуарный сюжет начинается с упоминания пригласительного билета на коктейль в венгерском посольстве, которым не получилось воспользоваться.
Что же требуется взамен с человека, который обеспечил себе если не коммунизм, то сумел обогнать по дороге к развитому социализму миллионов так двести пятьдесят своих соотечественников?
Всего лишь восемь авторских листов текстов по специальности, 320 тысяч знаков по-нынешнему или 192 машинописных страницы по-тогдашнему, полторы страницы в день. Норматив плотный, но не запредельный, учитывая, что получаешь взамен.
Однако Нея Марковна недовольна: "Это очень тяжёлая кабальная норма, это работа на износ, учитывая полную неналаженность вспомогательных служб..." И вообще: "... хорошо, если успеешь раз в год написать статус в ФБ журнальную статью или фельетон для игры ума".
Этот внутренний - текст писался исключительно для себя и был опубликован после её смерти - протест Зоркой, протест не наигранный, подлинный, нутряной, чрезвычайно важен для понимания настроений советской интеллигенции и, в частности, её элиты - московского гуманитарного слоя, которая с таким энтузиазмом приняла участие в разрушении СССР.
Они, пристроенные по тёплым уютным местам, действительно искренне верили, что их обделили, что они впахивают по-каторжному, что государство и народ у них в большом долгу. Креаклиат не меняется - какие бы флаги ни висели на улице.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Чтение того, что написано на пластмассовых держателях для автомобильных номеров (неизбежное развлечение в пробке, по большей части неувлекательное,…

  • (no subject)

    Как выглядит исправно функционирующий девичий навигатор? Подруга на переднем сидении лихорадочно листает страницы атласа автодорог и предыстерично…

  • (no subject)

    Иду по МКАД в крайне правой полосе. Совсем скоро – развязка с Рублёвским шоссе. В зеркало заднего вида замечаю фиолетовую праворульную…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments