Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Московский характер».
Пьеса Анатолия Софронова, поэта, драматурга, но прежде всего – литературного генерала, датирована 1946 годом и потому может считаться типичным представителем так называемого производственного жанра, который сначала много хвалили, потом много ругали, потом забыли, отчего сейчас можно было бы рассчитывать на некие открытия.
Увы, открытий нет, и «Московский характер», при всей одарённости Софронова как комедиографа (даже на таком материале автор пытается острить, понимая, что зритель в зале время от времени должен просыпаться), оказывается пьесой с нулевой степенью занимательности.
И действительно история, главный конфликт в которой – это тяжба между двумя директорами заводов по поводу того, кому делать столь нужный одному и столь лишний другому станок, вряд ли способна была захватить даже истосковавшуюся по зрелищам послевоенную публику. «Московский характер» можно смотреть лишь из бережливости: привёл барышню в театр – сиди до конца, уплочено.
И это тем более досадно, что Софронов, чувствуя шаткость конструкции, когда приключения суперстанка, который позволит отечественной текстильной промышленности догнать и нагнуть Британию с её давними прядильными традициями, а затем и США, активно разбавляет межведомственные тёрки любовными коллизиями, которых оказывается едва ли не столько, сколько у Чехова в «Трёх сёстрах».
Во-первых, разладившиеся отношения между технологом станкостроительного завода Кривошеиным и ткачихой Анной Кружковой, которая к тому же депутат Верховного Совета. Кружкова переживает, что чересчур проста для инженера, но инженер любит Кружкову и грустит в трёхкомнатной квартире, глядя на портрет возлюбленной предвыборный плакат кандидата в депутаты Верховного Совета. Деталь, согласитесь, яростная: Софронов умеет жечь.
Во-вторых, едва не случившийся разрыв в семье директора того же предприятия Потапова, против которого на заседании райкома выступила собственная жена – профсоюзный деятель Гринёва, обнаружившая у супруга признаки перерождения и склонность к делячеству. Прелесть этой сюжетной линии не исчерпывается одними аллюзиями на пырьевский «Партийный билет», где жена-коммунист готова застрелить мужа-врага народа.
Софронов и тут верен себе, устраивая совершенную аморалку на глазах у всего Советского Союза: несмотря на двенадцать лет сожительства, Потапов и Гринёва бездетны, что при их напряжённом графике, ещё объяснимо, но, самое главное, не расписаны – образцовая семья игнорирует все приличия.
В-третьих, брат Гринёвой, студент Виктор, грезящий Москвой будущего – с небоскрёбами и Новым Арбатом, выходящим прямо на Можайское шоссе (через двадцать лет его мечта исполнится, но Сталин в этом повинен уже не будет), серьёзно увлечён Кружковой.
Причём увлечён настолько, что готов позвать её с собой в отпуск – на Чёрное море, смотреть на абхазских обезьян. Но Кружкова, у которой внезапно всё налаживается с Кривошеиным, очень близко к сердцу принявшим интересы текстильной промышленности и потому заслуживаюшим авторской награды, отказывает Виктору.
По идее, Виктор должен впасть в хорошую депрессию и провалить, как минимум, государственные экзамены. Но и тут Софронов находит всех устраивающий выход: советской молодёжи некогда унывать и хныкать, потому в последней сцене мы видим Виктора в обществе загорелой товарища Жени, которая учится на том же факультете на курс младше.
В-четвёртых, демобилизованный офицер Свиридов, надумавший бросить жену с двумя малолетними детьми – по причине её неразвитости: бывшему капитану не с руки иметь в спутницах жизни простую ткачиху.
Однако у советских женщин просто так не соскочишь. Свиридова идёт жаловаться депутату Кружковой, депутат Кружкова вызывает отставного капитана и, пригрозив сдать того бывшему фронтовому начальству, спасает семью. Свиридов остаётся.
Итак, четыре любовные линии на не слишком длинную пьесу, в которой почти нет монологов и реплики по-киношному лаконичны. Софронов старается как может, но в рамках избранного жанра эти попытки оживляжа обречены: провалив генеральный конфликт, автор перебирает соломинки.
Причём поражение Софронова не было предопределено изначально: даже перетягивание каната по поводу гравировального станка могло получиться по-настоящему увлекательным, стоило драматургу вдохнуть в своих героев побольше мужества.
Тот же Потапов, оказавшийся на бюро райкома в одиночестве, моментально сдаётся и берёт под козырёк, отказываясь бороться. Хотя это заседание, при грамотном структурировании, не обречено быть кульминацией, но вполне может стать только первой кризисной точкой.
Увы, тогдашние литераторы были лишены права показывать подлинное биение страстей, разыгрывающееся между членами партии, страстей, рождающих многоходовые интриги и финальное опустошение, когда утренний запах победы – это гарь сожжённых жизней, своих и чужих.
Впрочем, не стоит записывать «Московский характер» категорически в утиль, поскольку пьеса, быть может, вопреки авторской воле, наводит на любопытные социологические наблюдения, связанные с устройством советского общества той эпохи.
Если Софронов не вводит нас в заблуждение, то одной из важнейших функций, которую выполняла Коммунистическая партия, было разрешение различных споров и конфликтов, которые не могли быть по каким-либо причинам переданы в суд.
Межотраслевой затык, когда два завода подчинены разным ведомствам, а значит, разруливание проблемы с уровня главка или даже министерства переносится на уровень Совмина, пусть к этому и будут причастны только замы, грозит парализовать всю экономику.
Необходимо такие затыки расшивать на местах, не дав добраться до Москвы, для чего институт партийного арбитража оказывается не просто уместным, а едва ли не единственно – в тогдашних условиях – возможным. «Вот пойдём в райком – райком нас рассудит».
Интересно, чьи вердикты были жёстче – райкомовские или тех толковищ, что, по аристотелевскому закону о боязни пустоты, пришли им на смену?
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment