Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Скорый «Москва – Россия».
Творческая неудача этого, как было заявлено, комедийного фильма Игоря Волошина, носит, к сожалению, закономерный характер, потому что между наброском замысла и его реализацией лежит огромная дистанция, которую следует преодолевать, а не пытаться выехать за счёт закадровых философических рассуждений и вечно прекрасных роликов с популярного видеохостинга.
Про то, что на «Ютьюбе» хватает удивительного в своей пронзительности контента, известно безо всякого Волошина, это неисчерпаемый кладезь, привлечь который в качестве составной части повествования – ход действительно выигрышный, но надо что-то представлять и помимо разошедшихся по тысячам ссылок видосов.
А представлять, к сожалению, нечего, поскольку, взявшись за непростое дело полнометражного комедирования, сценарная команда в количестве трёх штатных единиц не смогла породить ни более или менее товарного количества относительно нестыдных шуток (пользующие кур в качестве эрзац-любовниц кавказцы – это, увы, дно), ни, что гораздо существеннее, вызывающих минимальную симпатию персонажей.
Ни манагер Серёга (нашедший свой актёрский стиль Сергей Светлаков разумно не пытается разнообразить рисунок), ни американская звезда русского происхождения Мила (вяловатая Маргарита Левиева, пытающаяся не заснуть в кадре) не способны пробудить зрительские эмоции.
В чём же причина этой холодности, когда перед нами разворачиваются головокружительные приключения, а всё равно зевотно, и с тоской замечаешь, что прошла только четверть картины?
Основная причина не в режиссёрском бессилии или актёрской вымученности, хотя и этого хватает; основная причина в том фундаментальном сценаристском провале, когда, несмотря на всю длительную возню трёх авторов, не случилась та самая изначальная драматическая ситуация, которая и задаёт смысл и назначение рассказываемой истории.
Сценаристы, разрабатывая вопрос мотивировки поведения своих героев, подошли на редкость халтурно, чем, собственно, и предопределили будущий провал.
Зачем манагер Серёга отправляется поездом из Москвы до Владивостока? Будучи подшофе он помазался со случайными немцами, что скатается во Владик, снимется там с тигром во время звездопада, в противном случае, он теряет квартиру, дачу, машину.
Зачем Мила едет во Владивосток? Там у неё назначены съёмки, и она должна лететь самолётом, но внезапно открывшаяся аэрофобия заставляет её выбрать поезд. Мила обязана появиться на съёмочной площадке ровно через неделю, в противном случае, срывается её контракт.
Подробный пересказ демонстрирует, что у обоих персонажей с мотивированием своего поведения фатальные проблемы. Чем плох манагер Серёга с его пари? Тем, что он ввязался в замес по собственной глупости, а потому его – ничуть не жалко. И даже возможное финальное его поражение не воспринимается как трагедия: дураку наука, пусть побомжует – не Кабирия, в конце концов.
С Милой ситуация ещё хуже. Откровенные нестыковки: она в нетях неделю и это каким-то образом проглатывается продюсерами картины, у которых график, но стоит припоздниться на одну лишь минуту, после семи дней загадочного отсутствия, и её вышвыривают с площадки.
Но даже если и вышвырнут – то, для успешной заокеанской актрисы, какой её представляют нам в прологе, это не станет концом карьеры – скорым и бесславным: в Голливуде люди поднимались и не после таких ударов.
Это выглядит не слишком убедительно, воспринимаясь как минимально правдоподобная подводка: «Вы же понимаете, что нам нужно запихнуть в поезд этих двоих? Это, кстати, не самый дебильный способ». И действительно, могло быть гораздо хуже.
Да, зритель недоработку сценаристов проглатывает, но расплатой за это оказывается невовлечённость в судьбу персонажей: доберутся ли они до Владика, нет – значения не имеет. Когда же в середине картины главные герои оказываются вне поезда (каким именно образом – умолчим из сострадания к создателям), это вызывает, вместо недоумения, некоторое оживление: по крайней мере, не будет этих дурацких забегов.
Увы, забеги возобновляются, превращаясь в сплошную тягомотину: наблюдать, как два персонажа, погоняемые безжалостными сценаристами, тащатся во Владивосток, где не надо быть никому – ни им самим, ни авторам, ни зрителям, крайне скучно.
Впрочем, Волошин – всё-таки режиссёрские навыки не пролюбишь – чувствует, что публика уже как следует утомлена, и потому нетто-метраж фильма не превышает восьмидесяти минут, за что ему нельзя не сказать спасибо.
Любопытная деталь. «Скорый «Москва – Россия» идёт в набравшем силу культурном тренде, который иными язвительными критиками может быть квалифицирован как ещё одно свидетельство нашей российской ущербности.
Суть этого тренда – презентация самих себя через соотнесение с Соединёнными Штатами. Мы не можем просто взглянуть в зеркало – нам непременно надо отразиться в Америке, не важно, будет ли это отражение унизительным или, напротив, возвышающим.
Такая зависимость не есть хорошо: так или иначе мы оказываемся ментально оккупированы Штатами, а значит, пораженческий синдром продолжается.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments