Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

В том, что в гражданской войне на Украине
наметился перелом, сейчас, кажется, ни у кого уже нет сомнений. Можно спорить, когда именно случилось это переворачивание страницы. Кто-то укажет на начало контрнаступления ДНР в светлый государственный праздник 24 августа.
Кто-то, проведя аналогии со Сталинградской битвой, обратит внимание на отсутствие попыток деблокирования окружённых под Амвросиевкой украинских подразделений: в Збройных силах не нашлось своего Манштейна и операция «Зимняя гроза» даже не планировалась.
Кто-то увидит долгожданный поворот в сдаче Луганского аэропорта, бывшего не только символом стойкости украинского солдата, каким оказался для ополчения Славянск, но и имевшего исключительно практическое измерение.
Отход из аэропорта, угрожавшего единственной дороге, связывающей столицу ЛНР с Большой землёй, означает, что украинская армия отказывается от дальнейших попыток взять штурмом Луганск и, тем самым, признаёт, что вся её летняя кампания провалилась.
А раз летняя кампания провалилась, то, по законам игры с нулевой суммой, инициатива автоматически перешла к противной стороне, которая не только свела положительный баланс, сохранившись под первым – самым опасным – натиском, но и обрела прогнозируемое, понятное будущее.
Говоря о «понятном будущем», я не имею в виду неизбежную и блистательную победу, которая увенчается парадом на Крещатике и публичной экзекуцией видных деятелей киевского режима, – слишком много неизвестных в этом героическом уравнении, слишком много посторонних сил, прямо вовлечённых в украинскую смуту.
«Понятное будущее» – это всего-навсего программа ближайших действий, которые предпримут противоборствующие стороны в связи с кардинально изменившейся обстановкой.
Для ополчения такая программа секретов не составляет: додавливание сохранившихся котлов, отбрасывание осаждающих столицы украинских войск на несколько десятков километров прочь, решение мариупольской проблемы, формирование резервов для большого наступления, которое позволит закрыть «Коломойский вопрос».
(Все оптимистические планы продвижения армии Новороссии южным шляхом – в сторону Одессы и Тирасполя с одновременным распечатыванием сухопутного сообщения с Крымом – подвешиваются существованием на левом берегу Днепра плацдарма в виде Днепропетровской агломерации, опираясь на которую украинцам будет совершенно нетрудно предпринимать рассекающие удары в направлении Азовского моря или Сиваша, не говоря уже о Донецке, который остаётся в нескольких переходах).
Для киевского режима ситуация гораздо сложнее. Срыв Первого (вполне возможно, что и единственного) похода на Донбасс означает системный кризис украинских силовых структур. Можно долго рассуждать на тему, какой была величина помощи России ополчению – от скромной гуманитарки на белых «Камазах» до полнокровных дивизий первого эшелона – но факт остаётся фактом: за четыре месяца (считая со второго мая) боёв украинская армия справиться с противником не смогла, предстоит всё начинать с начала.
Причём условного возвращения в апрель 2014 года, когда достаточно лишь уточнить технические детали взаимодействия между силовыми ведомствами и вперёд, не получится: понесённые потери – и в живой силе, и в технике, а также стойкое недоверие со стороны нижестоящих к вышестоящим означают, что Збройны силы придётся строить буквально с нуля.
Тотальная мобилизация, когда уклонистов просто нет, потому что границы перекрыты, реквизиции гражданского транспорта, срочное приобретение подержанного вооружения за рубежом, масштабное переобучение на всех уровнях – от генералов и до последнего пехотинца, – словом, всё, что позволит украинской армии войти в кампанию 2015 года готовой ко второй попытке ликвидации Донецкого сопротивления.
Параллельно Киеву придётся, перейдя к обороне, не только выстроить стратегический кордон, проходящий от Бердянска – через Красноармейск, Константиновку, Лисичанск – до российской границы, но и сдержать осенне-зимнее наступление армии Новороссии, не позволив противнику развалить значительно увеличившийся фронт – при отсутствии сколь-нибудь значимых механизированных подразделений.
Реализация двух этих целей оказывается настолько непростой, что, при попытке минимально честного планирования, она, скорее всего, будет признана невыполнимой: «Не в этой стране». Кроме того, при очевидных трудностях в украинском лагере, которые будут носить не только организационный, но и ресурсный характер, рассчитывать, что столь же несладко придётся и ополчению, не стоит.
У Новороссии, которой тоже предстоит холодная осень, перетекающая в суровую зиму, за спиной есть Россия, которая не допустит деградации региона до уровня Чечни образца 1994 года. У Украины такого заботливого союзника нет: стойкость к жизненным лишениям во имя будущего решительного контрудара придётся проявлять в одиночку.
Всё это естественным образом подталкивает к выдвижению плана «Б», который уже неоднократно обсуждался и символическим поименован «Хасавюртом». Возражения против такого сценария известны и сводятся к эмоциональному «За что наши хлопцы кровь проливали?»
Разумеется, они её проливали не за то, что бы их «Едина краина» перестала существовать: политические риски капитуляции прекрасно известны всем – и уж тем более Петру Порошенко. Выбирая дальнейшую стратегию, киевский режим вынужден учитывать и это обстоятельство, что, безусловно, затягивает окончательное решение, заставляя терять драгоценные дни.
Если война до полной победы и предпоследнего украинца, то встряхивать страну надо прямо сейчас – опережая ДНР, чьи разъезды уже целятся на Запорожье. Если Донбасс «всегда был отрезанный ломоть» и «пусть себе катится», то и в этом случае проволочки опасны: с каждым новым успехом ополчения требования к Киеву будут лишь нарастать. Пока можно разойтись за две области – Донецкую и Луганскую, кто знает, сколько их будет завтра.
Учитывая выдающуюся способность украинского политикума собирать все грабли, дальнейшее его поведение предсказать не сложно: замирения не будет («Мы с террористами переговоров не ведём»), но и реанимация вооружённых сил тоже не состоится (очередная попытка ввести военное положение, например, благополучно сорвалась). Во что это выльется? Славные традиции УНР, чьё правительство покидало столицу с изумительной быстротой, посрамлены не будут.
Словом, по состоянию на первые дни сентября, стратегическое положение Новороссии, которой не надо принимать судьбоносного решения, выглядит более куда более устойчивым. Своё лето её армия, в отличие от украинской, провела с толком. Так держать!
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Проблема Донбасса, как её видят украинцы, может быть решена одним из четырёх способов. Первый. Прямое военное завоевание. Однако после августа 2014,…

  • (no subject)

    Ответ избранного президента Украины Владимира Зеленского действующему президенту России Владимиру Путину из турецкого города Бодрума производит…

  • (no subject)

    Пока на Украине и вокруг неё все увлечены гонкой Владимира Зеленского и Петра Порошенко за президентское кресло, в стороне остаётся второй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments