Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Украинцы обладают удивительным талантом
утрачивать всё, что могло бы составить не только их силу, но и славу.
Про военно-промышленный комплекс, мощнейшие вооружённые силы или территории упоминать не стоит – всё и так очевидно. Впрочем, в качестве извинения, следует указать, что это – проклятое наследие царско-советского прошлого, а от того не слишком жалко.
Однако, когда речь заходит о полностью собственном, уникальном и современном, украинская способность к профукиванию не может не изумлять. Особенно если это касается такого, безусловно, могучего медийного феномена, как Небесная сотня.
Тогда, в феврале 2014 года, когда новый Майдан только праздновал победу и клялся излечить больную страну памятью погибших, это производило сильное впечатление и вызывало настоящую тревогу.
До февральских расстрелов современная история Украины не имела ничего подобного: двадцать два года Незалежности, по счастью, не породили массового мученичества и даже первый Майдан обошёлся без кровопролития.
Теперь же Украина имела не просто собственный героический миф, пригодный для внутреннего – узко политического – употребления, но и обладала вполне себе экспортным товаром, который следовало отправлять как на Запад, так и на Восток.
Для Европы, в которой давно уже отгремели грозные бури борьбы за свободу (последняя настоящая революция состоялась ровно четверть века назад – в Румынии), сюжет с гибелью ста человек, сознательно отдавших жизнь ради свержения тирании, оказался бы более чем востребованным: пока в Брюсселе идут дебаты, тут же, под самым боком, люди проливают кровь - как где-нибудь в Третьем мире.
От этого нельзя было бы просто так отмахнуться, и уровень поддержки постянуковической Украины в Евросоюзе оказался бы весьма высоким не только в первые недели после переворота, но, что гораздо важнее, и впредь: украинцы свою свободу завоевали – народным восстанием, это проигнорировать просто так не получится.
Аналогично Небесная сотня могла бы таранить российское общественное сознание, уверенно противодействуя складывающемуся образу Майдана как нацистско-бандеровского мятежа. «Не имеет значения, что там скандировали на улицах, какие портреты несли, каким вождям присягали, кого избивали и кого сжигали. Десятки простых украинцев шли под пули, чтобы страна избавилась от Януковича. Под пули. Безоружные. У вас в России сегодня может быть что-то подобное?»
И, в конечном итоге, это имело бы результат: раж по поводу приходящего к власти «Правого сектора» закончился бы, сменившись другими темами, Майдан перестал бы восприниматься как длящаяся жуть, а украинцы, которые лишь начинали раскручивать пиар-индустрию Небесной сотни, своих усилий не прекращали бы.
Соответственно, через год культ павших героев пробрался бы – сначала через либеральные СМИ – в Россию, чтобы полностью вытеснить прежний образ киевских событий ноября 2013 – февраля 2014: украинцы сбросили коррумпированный режим, заплатив за это сотней жизней лучших своих сынов, перед чужим мужеством рано или поздно смиряешься.
Кроме того, успеху Небесной сотни – в отличие от провала проекта Голодомора как основы украинской презентации вовне – способствовало бы то, что сопереживать людям, по доброй воле выбравших крестный путь, проще, чем жертвам сколь угодно чудовищных обстоятельств.
Словом, у Украины в руках оказался потенциально мощный бренд, а также эффективное информационное оружие, избежать воздействия которого было почти невозможным. Что оставалось делать? Оставалось спокойно дождаться, пока Небесная сотня примется взламывать путинскую Россию, демонстрируя бессилие местного агитпропа.
Однако, вместо этого, Украина ввязалась в бессмысленную и, как теперь выясняется, проигрышную войну на Донбассе, которая, помимо умножения на ноль Збройных сил и прочих силовых организаций, фактически ликвидирует нациеобразующий миф о Небесной сотне.
Сейчас – после Мариуполя, Одессы, Волновахи, Зеленополья, Луганска, Иловайска и ещё десятков больших и малых трагедий – все попытки насаждения культа небесносотников и уж тем более его экспорта кажутся не просто странными.
Когда счёт погибших в гражданской войне идёт на многие тысячи, апелляция к героям Майдана, во имя памяти которых необходимо чего-то там добиться, выглядит откровенно кощунственной: «Какие ордена, какие мемориалы, какие поминальные церемонии, у вас сейчас, сию минуту, убивают людей на Юго-Востоке, правых и виноватых… Вам на них, ещё живых наплевать, вас больше мёртвые заботят?!»
Соответственно, с медийным конструктом Небесной сотни больше нет нужды бороться, он демонтирует себя сам, лишая Украину крайне ценного ресурса, которым, напомню, она была обязана только себе.
Кстати сказать, это не выглядит чем-то из ряда вон выходящим, поскольку аналогичные прецеденты имеются. Опережающая в историческом развитии младшую сестру Россия прошла через нечто похожее в начале 90-х, когда культ трёх героев Августа, павших в Новоарбатском тоннеле во имя торжества демократических преобразований, очень быстро свернулся.
После малой гражданской войны в октябре 1993, когда, только по официальным данным погибло сто пятьдесят человек, по неофициальным, разумеется, на порядок больше, поминать почти бескровный Август (культ Новоарбатских мучеников строился на том, что их было всего трое, что победа окончательная и новых жертв не понадобится) стало не совсем ловко.
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Происходящее сегодня вызывает у меня сильнейшее дежавю, словно бы я провалился ровно на тридцать лет назад в весну 1990. Тогда «освободительная…

  • (no subject)

    Поразительно, конечно, как за считанные месяцы и даже недели вся изумительно выстроенная пирамида современной жизни скатилась в архаику. Вся…

  • (no subject)

    В последнем фильме Алексея Германа-младшего есть любопытная короткая сценка. Главный герой приходит в одну из больших ленинградских квартир, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments