Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Вопрос о том, можно ли было избежать
стремительного крушения Советской власти (не Советского Союза, ибо тут вмешивались этно-политические соображения, контролировать которые, по причине их идеальной природы, сложнее), станет, пожалуй, главной исторической загадкой будущего.
Поколение тех, кто непосредственно страдал от Степаниды Власьевны и кому её гибель казалась самой собой разумеющейся, уйдёт, потому проблема, как могла столь грандиозная держава так скоро исчезнуть – сама, без военного разгрома, без оккупации и капитуляции, будёт всё более и более привлекать пытливые умы, поражённые масштабом произошедшего.
А раз ставится вопрос о причинах, то следом непременно будет и вопрос о том, как можно было избежать такого конца или, по крайней мере, растянуть его времени, сделав менее болезненным.
Развёрнутых ответов, понятное дело, пока нет, это прерогатива завтрашних Гиббонов, но кое-что можно нащупать прямо сейчас, если обратиться к советскому кинематографу, взяв в качестве иллюстрации не слишком известный фильм Виталия Мельникова «Две строчки мелким шрифтом».
Картина посвящена изучению истории российского революционного движения, когда, спустя десятилетия, закрывается ещё одно белое пятно и восстанавливается доброе имя сгинувшего подпольщика, ставшего жертвой провокации охранки, но любопытна она, в занимающем нас разрезе, отнюдь не этим.
У главного героя, ленинградского историка Голубкова, есть молодой коллега – аспирант Вальтер, восточный немец, и часть действия фильма проходит в ГДР, куда Голубков выезжает для розысков обеляющих оклеветанного подпольщика фактов. Соответственно, у зрителя появляется возможность сравнить два жизненных уклада – советский и восточногерманский.
Несмотря на то, что обе страны, СССР и ГДР являются членами одного социалистического лагеря, контраст между их повседневным существованием разителен. Восточная Германия – это вполне себе буржуазная страна, где множество машин, пусть и, в основном, «Трабанты», но стоянка в Шёнефельде забита под завязку.
Принимающий Голубкова немец встречает того в уютном, современно обставленном кабинете, на хозяине кабинета хорошо сшитый, со вкусом подобранный костюм. В воскресенье тот же немец приглашает Голубкова к себе домой на барбекю, жаря мясо на фабричного производства мангале в щёгольской розовой сорочке.
СССР, который представлен в картине не самым последним городом – Ленинградом, хвастаться в ответ нечем.
Голубков передвигается общественным транспортом, одет скромно, безлико. Его место работы – исторический институт, который хоть и расположен в классицистическом особняке, но внутри – типичное учреждение. Например, кафедра, на которой числится Голубков, – это большая комната, перегороженная шкафа, где тут же кипятят чай, тут же трепятся, тут же решают текущие вопросы.
Словом, в сугубо бытовом плане, Советский Союз – это бедная страна, проигрывающая даже Восточной Германии. Потому совершенно естественным кажется, что, подтянись СССР в смысле доступа к житейским благам хотя бы до уровня ГДР, никакого массового оппозиционного движения не возникло бы. По крайней мере, в центре. Национальные окраины – случай, как было уже указано, особый.
Увы, советское руководство не торопилось «Догнать и перегнать Восточную Германию», отчего в середину 80-х годов общество входило с серьёзным потребительским зудом, удовлетворение которого всё откладывалось и откладывалось. Результат этой оттяжки известен.
И второе соображение в связи с фильмом Мельникова. Тогдашняя ГДР чем-то неуловимым напоминает сегодняшнюю Россию: по крайней мере, до её планки насыщенности жизненными благами мы точно дотянулись.
Если добавить к этому сходство политических систем (имитационная многопартийность при монополии «единых» - СЕПГ и ЕР) и влияние силовиков (двух могучих служб на страже государственной безопасности), а также «годы странствий Вильгельма Мейстера Владимира Путина» в саксонском Дрездене, то сама собой складывается догадка.
Не ГДР ли, в смысле цивилизационного ориентира, ли является нашим образцом, не афишируемым и не отрефлексированным? Кто знает…
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Проблема Донбасса, как её видят украинцы, может быть решена одним из четырёх способов. Первый. Прямое военное завоевание. Однако после августа 2014,…

  • (no subject)

    Ответ избранного президента Украины Владимира Зеленского действующему президенту России Владимиру Путину из турецкого города Бодрума производит…

  • (no subject)

    Пока на Украине и вокруг неё все увлечены гонкой Владимира Зеленского и Петра Порошенко за президентское кресло, в стороне остаётся второй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment