Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Солнечный удар».
Фильм этот, без сомнения, будет иметь долгую биографию, разнообразно отразившись и в критических статьях, и в киноведческих исследованиях. В истории кинематографического осмысления Второй русской смуты «Солнечный удар», безусловно, произведение этапное, и Никита Сергеевич тут опять на коне: любой, кто захочет разобраться в том, отчего наши прадеды три года резали друг друга, мимо картины пройти уже точно не сможет.
Потому, не претендуя на грядущие обобщения, поступлю проще, зафиксировав собственные зрительские впечатления, что называется, по горячим следам. Что несомненно: Михалков по-прежнему могучий профессионал – в собственно ремесленном смысле.
Работа оператора, монтаж, переходы, второй план, актёрские работы, атмосфера – всё сделано безупречно. Крымская половина, трагическая, серая, мрачная, никаких нареканий не вызывает: именно так и надо рассказывать о крестном пути русского офицерства.
Есть свои негодяи, свои предатели, свои блаженные, свои мученики. Красные, которых соблазнительно сделать утырками, лишёнными человеческого облика, отнюдь не мерзотны, напротив, есть среди них и очень симпатичные люди, есть и фанатики.
Ограничься Михалков только ноябрём 1920, который перемежается отдельными флэш-беками в прелестное довоенье страны, «которую мы потеряли», проблем не было бы вообще, но, к сожалению, помимо Крымской, есть ещё и Волжская часть, которая не просто рыхла, но и хромает драматургически.
В чём суть претензий? В странном статусе главной героини, фигурирующей в титрах как Незнакомка. Итак, молодой поручик, у которого есть очаровательная невеста Лиза, летом 1907 года на пароходе «Летучий» встречает женщину, поразившую его в самое сердце.
Дальше идёт борьба чувства и долга, чувство побеждает. Поручик зазывает Незнакомку сойти с «Летучего» на первой же пристани. Женщина соглашается. В местной гостинице они проводят ночь, после чего Незнакомка исчезает, оставив поручику трогательную записку о том, что и у никогда такого не было и не будет.
Вот канва, по которой можно сочинить множество историй, и та, что получилась у сценаристов «Солнечного удара», отнюдь не самая лучшая. Не совсем понятно из каких соображений, они решились дополнить Бунина, у которого всё было просто («Я, кажется, пьяна»), нагрузив героиню биографией, и сделали это не слишком ловко.
Незнакомка в картине – это гувернантка при двух отроках, мальчике и девочке, которых она сопровождает до населённого пункта Долгополово. Там её воспитанники сходят на берег, и она остаётся одна, чтобы её уже ничто не отвлекало от любовного ослепления.
С одной стороны, гувернантка – это недурно, более того, местами трогательно. Но гувернантка или, по-простому, нянька, это человек второго ранга, пусть даже и его усаживают порой с собой обедать за один стол.
То есть, в таком раскладе, Незнакомка поручику не ровня, и его влечение к ней – это влечение барина к холопке, не спорим, симпатичной, но всё равно холопке. И потому совершенно непонятно всё её дальнейшее поведение.
Быть любовницей офицера гораздо лучше, чем смотреть за чужими детьми и терпеть придирки хозяйки и сальные взгляды хозяина: убегать на рассвете, пока поручик спит, - что за нелепость? Пусть теперь он сам попытается от неё избавиться, зубами держаться станет, только бы не возвращаться в детскую…
Потому, чтобы не пропал драматизм истории (исчезать поутру должен, в общем-то, поручик, у которого, напомним, есть невеста, а не наоборот), авторы не только обряжают Незнакомку в дорогие платья, абсолютно не соответствующие её положению человека из обслуживающего персонала, но и награждают супругом.
В вещах Незнакомки можно заметить фотографии немолодого солидного мужчины, которого легко принять за её отца, но очевидно, что он является её мужем, в противном случае, у неё нет никакого мотива расставаться с поручиком, тем более что у них дикая страсть.
Но если Незнакомка замужем, причём муж её явно не беден, то какого лешего она подвизается в гувернантках – сложно представить, что ей просто нравится возиться с двумя младшими подростками?
Предложенный авторами синкретизм невозможен. Тут или – или. Или Незнакомка – профессиональная нянька, зарабатывающая этим на жизнь, и ей нет никакого резона бросать новообретённого любовника, который позволяет вчерашней прислуге подняться по социальной лестнице.
Или она – дама из общества, у которой случился милый дорожный роман с душкой-военным, роман стремительный, но оттого не менее бурный, а значит, она просто не может быть гувернанткой, что автоматически вычёркивает из картины несколько очаровательных эпизодов.
Какую ипостась Незнакомки выбрать? Разумеется, вторую. Если мы согласимся, что она – гувернантка, вся история приобретёт весьма скабрезный оттенок: не нагулявшийся поручик перед свадьбой подцепляет на пароходе бабёнку, устраивая себе напоследок импровизированный мальчишник.
Девушка оказывается не только податливой, но и деликатной: утром, чтобы не смущать пробудившегося господина, которому надо придумывать, как от неё отвязаться, уходит сама, оставив пояснительную записку.
И где здесь место для «солнечного удара»? Его нет, и это обстоятельство существенно обедняет всю Волжскую половины фильма Михалкова.
Tags: Кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Наши украинские друзья трактуют итоги выборов в Армении как очередное триумфальное поражение России. Понятно, что им нельзя и дня прожить без…

  • (без темы)

    «Форт Саган», который, как пишут в аннотациях, стал самым дорогим французским фильмом своего времени, вышел, по общему мнению, не слишком удачным.…

  • (без темы)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments