Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Судьба «Слова о полку Игореве»
– это любопытный пример того, как одна реальность вытесняет другую, заодно превращая остро актуальное в классическое, почти вечное.
Что такое «Слово…» и зачем оно было вообще написано? «Слово…» - это, прибегая к аналогии, развёрнутый пост в социальных сетях, опровергающий сложившуюся точку зрения, которая в данном конкретном случае сводилась к тому, что «Путин Игорь Святославович всё слил».
И действительно тот самый поход 1185 года, о котором нам повествует Автор, это не просто рядовая неудача, но весьма и весьма серьёзное поражение, ответственным за которое несёт персонально новгород-северский князь.
За год до этого рокового предприятия на половцев уже ходила сборная русская рать под водительством киевского князя Святослава Всеволодовича, ходила успешно: половцы не только потерпели урон от русских, но и потеряли пленным целого хана Кобяка.
Тогда дружина Игоря в этом походе участия не приняла, и, спустя год, северский князь решил наверстать упущенное, отправившись на поганых малым числом: помимо северских были лишь курские, путивльские и рыльские отряды. Как известно, честолюбивый замысел закончился Каялой: после упорного трёхдневного боя русичи были разгромлены.
Поторопившийся Игорь нанёс родной стране значительный ущерб. Во-первых, оказались уничтоженными соединённые дружины юго-восточных областей: всего из отправившихся в поход живыми остались шестнадцать человек. Это – сугубо военный аспект.
Во-вторых, аспект военно-политический. После нескольких десятилетий (начиная с Владимира Мономаха) успешных войн против половцев, русские впервые потерпели поражение на поле боя, которое не только нивелировало предыдущие достижения Святослава Всеволодовича, позволив кочевникам взять реванш, но и отбрасывало Русь прямиком в Одиннадцатый век, к временам Альты, когда враг мог непосредственно угрожать Киеву.
В-третьих, аспект политический. Находясь в плену, сын Игоря Владимир женился на дочери хана Кончака. Таким образом северский князь породнился с половцем, что, пусть и на какое-то время, сделало его княжество союзником кочевником: идти тут же в новый поход на свата, хоть он и не христианской веры, не слишком прилично. Иначе говоря, потенциальная вторая антиполовецкая коалиция уже не досчиталась одного участника.
В-четвёртых, аспект репутационный. До того, начиная с погибшего от руки коварных печенегов Святослава, ни один русский князь, сколь бы ни были жестоки сечи и тяжелы поражения, в плен к поганым не попадал. Игорь стал первым. И тот факт, что ему удалось довольно быстро оттуда бежать, положение спасает лишь отчасти: позор есть позор.
Словом, на 1187 год, т.е. на момент написания «Слова», северский князь был самым неудачливым, самым презираемым среди всех русских володетелей. Если бы тогда использовался тег «#жалкий», то он относился бы только к Игорю.
Потому перед Автором «Слова…» встала крайне трудная задача по реабилитации любимого князя (именно любимого – без глубокой личной симпатии, раскочегаривающей талант, такие вещи не делаются), с которой он отменно справился, грамотно расставив акценты и переведя стрелки.
Автор, и тут следует отдать должное его чутью, не пытается натягивать сову на глобус, рассказывая про «Хитрый план Путина Игоря», который не доступен обычным смертным, но честно повествует о драматически закончившемся походе.
Однако, выдвинув на первый план доблесть оказавшихся вдали от Руси воинов, Автор добивается чаемого эффекта: вместо упрёков горе-стратегу Игорю, заведшему свои полки в полное окружение, читатель впечатлён картиной жестокой и обречённой битвы.
Развернувшаяся героическая трагедия снимает лишние вопросы, - пролившаяся кровь русичей делает неуместными запоздалые разбирательства и сожаления: «Да, Игорь накосячил, но это не бросает тень на мужество его воинов, стоявших до конца».
Однако Автору этого мало, и он, продолжая исполнять намеченное, аккуратно расширяет список причастных к Игоревой беде. Этими причастными оказываются другие русские князья, которые, пока северские дружины погибали на берегах Каялы, сидели по своим уделам, не решаясь вмешаться.
Да, интонация Автора довольно почтительна, но уже сам факт перечисления сильных и могущественных государей, которые «одним парашютно-десантным полком» были способны растрепать половецкие орды и набрать бессчётного полону, но остались у себя дома, автоматически меняет контекст.
Игорь уже не жертва собственного своеволия, справедливо поплатившийся за стремление разжиться славой в одну калитку, но – несчастный одиночка, которого, в роковую минуту, все кинули.
Да, Игорю Северскому не равняться силой с Ярославом Осмомыслом или Всеволодом Суздальским, это было с самого начала известно, но где были эти и другие князья, когда ему требовалась помощь?..
Далее Автор пускает в ход тяжёлую артиллерию: после плача Ярославны последние сомнения в личности Игоря снимаются. Не может быть себялюбивой бездарностью человек, по которому так убивается женщина Двенадцатого века, когда смерть в бою была делом, в общем, привычным, полководцы ещё не отделились от воинов, перебравшись в блиндажи.
Потому пафосные финал, когда возвращение Игоря, заслужившего за свой поход почётное прозвище «Окаянный», предстаёт как праздник всей Русской земли («страны рады, грады веселы»), не воспринимается как нечто фальшивое: погубивший свою дружину и наведший на Русь половцев Игорь – это настоящий герой, чьё вызволение из плена – великая победа.
Итак, Автор «Слова…» исполнил намеченное с блеском: Игорь Святославович оказался реабилитирован полностью. Спустя восемьсот лет кто станет копаться в подробностях его похода, обнаруживая даже в лояльных к нему летописях обескураживающие сюжетные повороты, литература, если она по-настоящему талантлива, берёт верх над любой исторической правдой.
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments