Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

В одной из студенческих компаний
столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно смявшемся к концу дня.
В другой ситуации я вряд ли бы повёл себя так, но Марина была новым лицом среди порядком надоевших за годы учёбы сокурсников, поэтому я увлёкся ею – точно зная, что это на один только вечер, у которого не будет никакого продолжения.
Пока неспешно тянулось скромное застолье с пельменями и водкой, мы светски беседовали – лёгкий трёп только что познакомившихся людей, которые не рискуют сразу распахивать душу. Время от времени Марина отключалась, переводя взгляд в сторону.
Я украдкой смотрел вслед за ней и видел, что она разглядывала одного из наших – Михаила, высокого темноволосого парня с карими, почти чёрными, искрящимися глазами, чрезвычайно обаятельного, резко выделявшегося среди всех нас – по-юношески бледных. Марина смотрела на него с откровенным вожделением, которое не старалась скрывать.
Потом, преодолев наваждение, она возвращалась к разговору, точнее, это я возвращал её, стараясь быть ещё более остроумным, ещё более весёлым, ещё более задорным – таким, чтобы она боялась пропустить хотя бы одно слово.
На какое-то время я выигрывал её внимание, и мне казалось, что в этой заочной дуэли, о которой Михаил и не подозревал, я беру верх, что Марина наконец-то проникается симпатией не к нему, а ко мне, что она начинает понимать, где тут настоящее золото, а где только внешний блеск.
Однако стоило Марине вновь встретиться с ним глазами, как все мои усилия шли прахом: меня словно не было рядом, только он – обстреливаемый никого не стесняющейся похотью. Так было раза два или, может, три.
Я внутренне бесился, обещая себе переключиться на другую, но оторваться от Марины не мог, и, стоило ей вспомнить о моём существовании, забыв про обиду, с отчаяньем в душе я снова бросался её развлекать.
Наконец Михаил, которому надоело сидеть с нами, засобирался домой. Вслед за ним, отговорившись срочными делами, исчезла Марина: вряд ли она бросилась его догонять, поймав у входа в метро, просто ей тут же стало скучно.
Я остался один и, отстранившись от шедшей на убыль суеты за столом, впервые ощутил ту боль, которая рано или поздно догоняет всякую женщину: «Я могу быть и добрее, и заботливее, и хозяйственнее, и образованнее, и умнее, и обеспеченнее, чем она. Но она – красивая. Красивее меня. И с этим ничего не поделать: он будет смотреть только на неё».
До отчётливого понимания того, что со мной произошло, было ещё далеко: растерянная обида сбивала рефлексию, но что-то – через корку растревоженного эгоизма – всё же просачивалось. Объективирование, когда ты не охотник, а мишень, – это действительно скверная штука, не зря феминистки против него так бесятся.
Tags: "За жизнь"
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments