Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Возвращение в школьную программу сочинений,
произошедшее по высочайшему, кажется, повелению, естественным образом ставит вопрос о том, в какую конкретно форму выльется это литературное творчество начинающих.
Официальные лица говорят на эту тему не слишком охотно (изгнание сочинений из школьного храма полагалось совсем недавно несомненной заслугой Минобра, избавляющего образование от консервативных практик), потому трибуна безраздельно отдана новаторам и гуманистам.
Новаторы и гуманисты, столь же боящиеся возвращения «совка», сколь и минобровские чиновники, говоря о требованиях к будущему сочинению, видят в нём прежде всего эссе, т.е. свободное и нестеснённое рассуждение учащегося по поводу того или иного классического произведения.
Рассуждения новаторов и гуманистов, в общем, вполне здравы: если письменная речь формирует способности к мышлению, которые никак иначе не выявишь, то школьник, измарывая страницы, должен прежде всего раскрыть себя и уже только потом раскрыть тему.
Потому в предъявляемых заданиях необходимо максимально изгонять набивший оскомину образ Катерины в драме А.Н. Островского «Гроза», заменяя его чем-то иным, более располагающим к вольному размышлению.
Вспоминая свою ученическую младость, я не могу не согласиться с интенциями новаторов и гуманистов. Писать на темы «от казны» было и скучно, и утомительно, и, что немаловажно, долго.
Пронзительное эссе выстреливалось мгновенно, изложение по утверждённому плану давалось со значительным трудом: требовались цитаты, а значит, приходилось погружаться в текст, а не отрываться от него в дали горние.
Однако сейчас, отдалённый от тогдашних страданий четвертью века, я, с немалым изумлением для себя, вдруг начинаю осознавать правоту советского подхода к изучению литературы.
Прежняя система преподавания, органической частью которой являлись узкоспециализированные сочинения, была ориентирована – ни больше ни меньше – на формирования у учащегося базовых навыков работы с текстом, пробуждения у него филологических способностей, ознакомления его с герменевтическими технологиями.
Да, реализация этого намерения оставляла желать лучшего: на потоке, в классе из трёх десятков сорванцов, филологи выковываются с огромным трудом. Какой там глубинный разбор повести или романа, дай Бог чтобы половина дочитали их до конца и смогли назвать главных героев…
Но, по своему замыслу, советская метода была идеологически верной: между учащимся и текстом устанавливалась чёткая и однозначная иерархия. Ученик был в самом низу – наивный несмыслёныш, которому недоступно бесконечное богатство текста, но который, однако, мог частично к этому богатству прикоснуться.
Поскольку – в виду малости личного опыта – у самого ученика не существовало ключей, позволяющих открыть сокровищницу, ему в этом помогали более опытные и мудрые, подсказывая, в том числе и темами сочинений, что скрывается в тексте.
Ученику оставалось, опираясь на хорошее знание текста, который не только заранее прочитан дома, но и разобран в классе, самому воспользоваться этим ключами. Таким образом, написание сочинения было сугубо тренировочной процедурой: учащийся натаскивался на умение анализировать текст, исходя не только со своей колокольни (нравится – не нравится), но и в более сложном контексте (как видит автор, как это видится сегодня).
Польза от такой дрессуры не возникала мгновенно: лишь начав самостоятельно знакомиться со «взрослой» литературой, бывший учащийся мог применить полученные навыки. А мог, разумеется, и не применить.
Потому, дискутируя сейчас о формате школьного сочинения, мы сталкиваемся с выбором между двумя не пересекающимися подходами.
Либо (в случае с сочинением как эссе) школа станет воспитывать колумнистов, что не так уж плохо, поскольку развитие электронных медиа и социальных сетей создаёт перманентный спрос на авторов.
Либо (в случае реанимации советской модели) школа попытается выпускать заготовки для будущих филологов, т.е. людей, которые будут способны воспринимать текст в нескольких измерениях, а не в одном лишь персональном.
Какой вариант предпочтительнее? На мой вкус, второй: пожалеешь розгу, испортишь ребёнка. Но, поскольку учителя тоже люди и им будет проще отдать муторную возню с сочинениями на откуп учащимся («Пишите – что хотите и как хотите»), в конце концов, победит первый вариант.
Tags: Общество
Subscribe

  • (no subject)

    В копилку бесполезных фактов. Задумался о том, что означает рубленое слово «Наган» в названии знаменитого револьвера. Оказалось, так по-русски…

  • (no subject)

    Фамилия основателя научного коммунизма в оригинале пишется Marx. Нетрудно предположить, что изначально она звучала как Marks, но впоследствии…

  • (no subject)

    Язык расставит всё по своим местам – главное не мешать ему и спокойно дождаться. Вот ещё один пример. Долгое время однополая любовь, преимущественно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment