Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
История Советской власти –
это ещё и история нарастающей стыдливости её носителей, которые, проникаясь здравым консерватизмом, вынуждены были всерьёз корректировать героическое прошлое своего государства, приноровляясь к изменившимся умонастроениям граждан.
Небольшой, но показательный пример. Картина художников Евстигнеева и Дмитриевского «П.К. Штернберг руководит обстрелом Кремля в 1917 году». На речном берегу, примерно в районе нынешнего ЦДХ, стоит одинокая гаубица, вокруг суетятся артиллеристы.
Худощавый черноволосый человек (вчуже – вылитый Троцкий), оторвавшись от бумаги, на которой, вероятно, начертаны стрельбовые таблицы, пронзительно смотрит в сторону древней твердыни. В его взгляде угадывается дерзкое: «Ужо тебе!»
На заднем плане – под пасмурным ноябрьским небом – можно различить Храм Христа Спасителя, кремлёвские стены и башни, дворцы и соборы, а также корпуса фабрики Эйнем. Дымка от рассеявшегося выстрела взлетает над Большим каменным мостом…
Картина, судя по классицистической манере, датируется пятидесятым годами, когда художники ещё не позволяли себе добавить немного импрессионистичности в произведениях на историко-революционную тематику.
Однако лично я видел её впервые: до сих пор в собраниях работ, посвящённых 1917 году, она мне не попадалась, несмотря на её старательную каноничность и отсутствие какого бы то ни было уклона: умерший в 1920 Штернберг не успел засветиться ни в какой оппозиции и был вполне почитаемым рыцарем Революции, который не нуждался в реабилитации.
Не было руководящего обстрелом Кремля Штернберга и в эпохальной двухтомной иллюстрированной истории Москвы, которая, будучи выпущенной к 840-летию столицы, подводила итог всего советского москвоведения.
Более того, в самой «Иллюстрированной истории» бомбардировка Кремля революционным народом вообще не упоминается – ни в тексте, ни в сопровождающих его картинках. Что выглядит вдвойне странным, поскольку факт применения артиллерии против антибольшевистских сил секретом никогда не был.
Во-первых, об этом можно было узнать в посвящённом московскому вооружённому восстанию фильме Веры Строевой «Сердце России», вышедшем на экраны в 1971 году. Во-вторых, авторы «Иллюстрированной истории», поместив карту боёв, где обозначены не только места расположения красногвардейских батарей, но и секторы, по которым вёлся огонь, невольно проговариваются сами.
Подобная щепетильность вполне понятна. Рассказывать в юбилейном издании о том, что новые хозяева столицы начали своё правление примерно тем же самым, чем, например, отличился Тохтамыш, взявший в осаду летом 1382 года Кремль, не слишком уместно.
Военная необходимость – военной необходимостью, но шмалять по национальной святыне, чтобы выкурить оттуда засевших юнкеров, которые, будучи безусым пацаньём, на матёрых злодеев совсем не походили, - деяние маловдохновляющее для потомков.
Именно поэтому и было принято решение, в отделе об установлении Советской власти в Москве, ограничиться только не вызывающей смущение ума информацией: жертвенность восставших, коварство обороняющихся, помощь балтийскими матросами из большевистского Петрограда.
В эту схему Пётр Штернберг со своими артиллеристами на будущей пешеходной зоне имени Капкова не вписывался никак. Он, если говорить откровенно, ни в какую схему не вписывался, поскольку картина Дмитриевского и Евстигнеева, помимо недвусмысленного резкого отторжения (Кремль – это Кремль, по нему стрелять нельзя, просто нельзя), вызывала ещё очень нехорошие ассоциации.
И дело не только в прорвавшейся помимо воли живописцев инфернальности самого большевика-астронома, перед которым расстилается беззащитная Святая Русь, а глупые ваньки в серых шинелях, не ведая, что творят, подносят и подносят снаряды.
Вторая неизбежная ассоциация – это 1941-й и нацеленные на Москву германские орудия. Да, тогда, по счастью, до Кремля было чуть дальше и на прямую наводку выкатить не получилось, но от сопрягания двух этих образов не уйти, слишком наглядно.
Словом, всё под спуд – и Штернберга, и его товарищей-артиллеристов, и методы по-настоящему революционной войны от московского штаба восстания: в позднесоветское время для них места уже не было. Большевики хотели выглядеть респектабельно.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments