Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Битва за Севастополь».
70-летие Победы – это не только наш великий праздник, но ещё и прекрасный повод немного подзаработать, эксплуатируя людской интерес накануне торжественной даты. Именно поэтому посвящённый сугубо судьбе советского снайпера Людмилы Павличенко фильм в российском прокате носит громкое и вводящее в заблуждение название «Битва за Севастополь».
Сам город-герой появляется на экране спустя семьдесят минут и проходит, в общем, вторым планом. Из того, что авторы имеют нам сообщить, мы узнаём про фундаментальную ошибку в обороне Севастополя – отказ использовать артиллерию линкора «Парижская коммуна», нежелание моряков переодеваться в защитного цвета форму и, разумеется, про самую трагическую страницу – эвакуацию в последние дни обороны.
Причём, что придаёт картине особую достоверность, подробности той эвакуации раскрывает Элеонора Рузвельт, точно называя численность оставшихся там солдат и офицеров, а также способы переброски на Большую землю, делая это со слов Людмилы Павличенко, которая, будучи в июле 1942 всего лишь сержантом, не только обладала всей необходимой информацией, но и охотно делилась ею с иностранкой: пусть американцы знают, как мы кровью умылись…
Словом, битвы за Севастополь в картине не густо, однако это вовсе не означает, что отданные этой работе украинских кинематографистов два часа времени прошли категорически впустую, поскольку украинские кинематографисты сотворили нечто совершенно изумительное, открыв, по сути, новую страницу в интерпретации событий Великой Отечественной войны.
Такого действительно прежде не было в трактовке героев ВОВ: они могли быть сугубо идеальными (в первых игровых картинах на эту тематику), у них могли быть некоторые недостатки (в более поздних), недостатки порой оказывались довольно значительными (Перестройка как следует развязала языки)…
Однако до сих пор не было, пожалуй, ни одного фильма, чтобы центральным персонажем посвящённой Отечественной войне картины, т.е. уже по одному этому обстоятельству обязанному быть положительным, вызывающим у зрителя симпатию, оказывался натуральный маньяк с кучей психологических и сексуальных проблем.
Всё было – даже предатели, перебежчики и власовцы, но вот подавляющих собственную ориентацию лесбиянок, прущихся от серийных убийств, нам ещё не показывали. Сергей Мокрицкий оказался первым.
По-хорошему, «Битву за Севастополь» следовало бы назвать «Надежда Савченко», поразившись, насколько точно украинское кино предугадало этот феномен: картина снималась до того, как громадянка Савченко стала широко известна своим задержанием, уголовным делом, а потом голодовкой…
Итак, предвоенный Киев, где живёт двадцатилетняя девушка Люда, у которой совсем не складываются отношения с отцом. Отец, мечтавший о сыне, Люду не любит и не скрывает этого. Дочь страдает и настойчиво стремится доказать папе, что она – не хуже парня: то в институт поступит первым номером, то откроет в себе талант к точной стрельбе из винтовки.
Люде трудно: папа – не просто военный, но майор госбезопасности (в картине, впрочем, он носит две армейские «шпалы»; это к разговору о работе консультантов), но девушка старается. Эти старания негативно сказываются на её личной жизни.
Выстругивая из себя настоящего пацана, Люда, естественно, испытывает проблемы с противоположным полом. Несмотря на то, что ей двадцать четыре года, она не только не целованная, но и вообще холодна к мужчинам.
Никто – ни крепкосложенный лётчик-истребитель, ни молодой одесский врач с большими перспективами – не способен её расшевелить: тело, а вслед за ним и душа, молчит. И только начавшаяся война, которая для миллионов женщин – горе и неизбежная разлука с близкими, для Люды в радость: на фронт, на фронт!
И точно, на фронте для Людмилы настало самое счастливое время её жизни. Во-первых, можно шмалять сколько влезет – убивая и так, и этак. Никто не будет считать патроны, наоборот, ещё и поощрят «Светкой» (СВТ-40). Людмила активно экспериментирует (можно ли одной пулей снести несколько человек) и развлекается (пристреливая окровавленного раненого, не представляющего угрозы).
Во-вторых, постоянная опасность, смерть, кровь, кишки наконец-то раскочегаривают в Людмиле дремавшее либидо: разогретая водкой, она набрасывается на своего ротного командира, по первой профессии – тоже снайпера, но осторожный капитан, не без основания подозревающий в ней перверта, Люду обламывает.
Понятно, что капитану от Людмилы не уйти, и рано или поздно она им овладеет, но тут случается артналёт, и её контузит. Контузия – это чистая демобилизация по состоянию здоровья, однако Люда не может допустить, чтобы праздник так скоро кончился, и добивается возвращения в строй.
Опять она в родной стихии: окуляр впивается в глазницу, дыхание замерло, выстрел, раненый фриц вертится ужом, корчась от боли. Добить? А как же поиграться: в ногу, в руку, чтобы помучался, чтобы почувствовал, что умирает. Не слишком разумно: могут заметить и накрыть? Плевать: есть упоение в бою…
Параллельно приходит новая любовь. Капитан Макаров, с которым не получилось в лесу прифронтовом, погиб и сразу же забыт: война есть война, тут надо успевать срывать цветы телесных удовольствий. Новый кавалер – тоже капитан, тоже снайпер и тоже с коротким веком.
(Это вообще странное решение для сценаристов – помещать в картину более чем одну лав-стори: персонаж волей-неволей оказывается морально неустойчивым, тем более когда речь идёт о женщине, которая застывает на зыбкой грани между отзывчивостью сердца и слабостью передка.)
Наконец капитан, роль которого исполняет Евгений Цыганов, погибает. Картину можно аккуратно сворачивать, тем более что рубилова было уже предостаточно. Но сценаристы сочиняют последний бой Павличенко – против заслуженного германского снайпера с гитлеровской щёточкой усов и текстильной фамилией Зингер.
Людмила, которая уже утратила весь кураж, вынуждена согласиться на этот поединок. В нормальном фильме баттл с Зингером стал бы центром сюжета, но, поскольку весь метраж отдан изживанию детских травм Люды, схватка получилась куцей и нелепой.
Даже находясь в состоянии глубокого творческого кризиса, Павличенко обманным манёвром ваншотит самоуверенного тевтона, чтобы потом долго копаться в вещах убитого (дурак Зингер на охоту за Людой отправился, разумеется, в одиночку – настоящий рыцарь) и мазать на прощание лицо поверженного врага кровью (детский травмы изжиты, психологические проблемы остались).
Теперь Павличенко можно увозить из Севастополя, больше ей тут делать нечего. Дальше её ждёт повышение в звании, правительственные награды и поездка в США, где она, по мысли авторов, будет решать судьбы мира, агитируя за открытие Второго фронта.
Делать она это станет своеобразно, постепенно найдя ключик к американскому народу, не склонному отправлять своих сыновей умирать за чужие интересы. После фразы, в вольном переложении звучащей так: «У меня в CS триста фрагов, а чего добился ты?», американцам ничего не останется, как начать операцию «Торч».
Да, высадка в Марокко – то, конечно, не десант в Нормандии или хотя бы на Сицилии, но для нужд картины сойдёт: слоган о женщине, изменившей ход истории, оказывается не стопроцентным сотрясением воздуха.
Впрочем, если бы «Битва за Севастополь» не выходила столь широким экраном (только в Москве под неё отдали 126 кинотеатров) накануне 9 Мая, став тем самым одним из главных фильмов к годовщине Победы, фильм Мокрицкого можно было бы посчитать забавным трэшачком, не стоящим язвительного внимания.
Но жадные прокатчики не оставили нам выбора.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments