Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Горби-дрим».
Жанр новой книги Олега Кашина определить довольно трудно по причине очевидной неровности текста и неравнозначности составляющих его кусков.
Первая часть – это попытка, поначалу забавная, потом всё более и более натужная, рассказать альтернативную историю Перестройки, представив это как откровения Михаила Горбачёва, который якобы посещал в течение нескольких месяцев автора книги и делился с ним сокровенным.
Приём вполне уместный (Молотов делится с Феликсом Чуевым, Горбачёв – с Олегом Кашиным), к тому же сам Кашин в «Действовавших лицах» изрядно набил руку на разговорах с высокопоставленными отставниками, когда их прямая речь перемежается с биографическими справками.
Однако, после того, как автор выкладывает карты на стол (Сталин находит молодого комбайнёра Горбачёва и поручает тому великое дело: разрушить Советский Союз, но сделать это не сразу, а спустя несколько десятилетий после его смерти), интрига пропадает довольно быстро.
Объяснение странной эволюции СССР заговорщическими действиями «наркомата магии», куда, помимо самого Горбачёва, входят Суслов и Громко, лишено изящества конспирологического бреда и выглядит как сшивание рванины постфактум.
Это могло бы сыграть на малом пространстве – например, в виде развёрнутого поста в блоге, когда есть только пружина истории (давайте на секунду представим, что всё это – спланированный ещё Сталиным проект) и несколько ярких эпизодов, эту «пружину» иллюстрирующих (тогда становится понятно, почему случилось то-то и то-то).
Подробное же расписывание изначального фейка – это всё равно как превращение анекдота в долгую повесть: соль давно испарилась, но автор всё чернит и чернит страницу за страницей, не замечая зевания читателей.
Стоит отдать должное сочинительской выдержке Кашина: свой рассказ он доводит до ноября 1987 года, обрывая его на том месте, где должна была начаться самостоятельная политическая карьера другого персонажа – Бориса Ельцина (стоит ли говорить, что Ельцин – это полностью креатура Горбачёва в рамках его великого плана по ликвидации СССР).
Первая часть – интимные беседы с Михаилом Сергеевичем – заканчивается, и начинается вторая часть, вызывающая смесь восхищения и недоумения. Кашин решается на невозможный для любого стороннего человека, но чрезвычайно органичный для литератора поступок, помещая в книгу, которая очевидно пройдёт «малым экраном», фрагмент собственной биографии.
Причём – самый яркий и драматичный фрагмент: нападение на него неизвестными в ноябре 2010 года, жестокое избиение, долгое лечение и, как апофеоз, встреча с Дмитрием Медведевым в Израиле.
Понятно, что в тот момент, как на первый план, заслонив Горбачёва с его откровениями, выходит сам Кашин, нерв повествования и отношение к автору резко меняется: до сих пор была скорее менее, чем более занятная болтовня о делах давно минувших дней.
Теперь же началось настоящее – про страдания, переживания, балансирование на грани жизни и смерти, исполненное в очень точной манере несколько отстранённого и иронического взгляда на себя и свои злоключения.
Кашин, который прежде на протяжении двухсот страниц вместе с вымышленным Горбачёвым валял дурака, вдруг полностью раскрылся, заставив поколебаться стойкую к себе антипатию, только усилившуюся по преодолении этих двухсот страниц.
Однако Кашин не был бы Кашиным, чтобы тут испортить это затеплившееся потепление. Автор, с удивительной глухотой, бросает этот примиряющий с ним эпизод в топку своего уже безнадёжного романа «Горби-дрим». Оказывается, причина, по которой Кашина ноябрьским вечером навестили злодеи, это его шашни с Горбачёвым и чересчур глубокое проникновение в замыслы «наркомата магии».
Разумеется, Кашин имеет полно право располагать собственной биографией, но так бездарно прогулять свой «алмазный фонд», заодно подставив всех тех, кто искренне за него переживал в дни и недели после покушения, это и глупо, и странно, и вообще не по-людски.
Итак, Израиль. Дмитрий Медведев встречается с израненным журналистом и предупреждает, чтобы тот больше не копался в истории Перестройки. На этом завершается вторая часть. Дальше нас ждёт «Приложение», которая, судя по провальности двух предыдущих фрагментов, не сулит ничего хорошего.
И верно. Первые страницы «Приложения» увлекательностью не поражают. Калининградская область. Наши дни. Местный глава региона Николай Николаевич (в котором угадывается губернатор Цуканов), при помощи депутата облсовета Соломона (в котором угадывается член «Гражданской платформы» Гинзбург), решает отделиться от большой России.
Отделение проходит трудно и уныло: Россия замечать сепаратизм Калининграда не хочет. Соломон бьётся изо всех сил. Изо всех сил бьётся и автор, стараясь разнообразить нарратив, извлекая из сетевого мем-архива тёзку калининградского депутата, а теперь министра иностранных дел независимой Земландии – московского оппозиционера Соломона Хайкина.
Словом, перед нами очередная альтернативка на тему распада России, отличающихся от аналогичных тем, что она носит не панический (если исходит из лагеря патриотов) или энтузиастический (если исполнена нашими заукраинцами), а меланхолический характер.
Скука, которую не способно разбавить даже избиение министра Соломона в отделении полиции, усиливается, тем более что Кашин местами ударяется в лирику, пытаясь описывать простых людей, которых, в отличие от политиков и активистов, он представляет ещё хуже, чем советские кинематографисты – колхозных крестьян.
До конца книги остаётся несколько страниц, пробежав наискосок которые, можно будет с чистым сердцем резюмировать: «Какое же говно – это ваша “Горби-дрим”». Но тут над Кашиным внезапно раскрывается некий креативный портал, и он выдаёт такой сюжетный поворот, что ему прощаешь буквально всё – и первую, и вторую части, понимая, что ради этой придумки, в конечном итоге, и писалась книга.
Кашин напоследок сумел изумить, проделав это дважды. Во-первых, своей термоядерной придумкой по поводу судьбы Калининградской области, которая-таки станет независимой Земландией во главе с крайне любопытным персонажем, и это, приоткрою секрет, отнюдь не Николай Николаевич.
Во-вторых, архитектурой своей книги, которую, за исключением последних сорока страниц, можно смело отправлять в топку. Вот если бы, избавившись от балласта, расширить третью часть до размеров нормального романа, «Горби-дрим» можно было бы рекомендовать к прочтению.
Пока же – увы.
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments