Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Красивое режиссёрское решение
всякий раз вызывает уважение – вне зависимости от идеологических и мировоззренческих расхождений. Именно это получилось у грузинского документалиста Наны Джанадзе, которая взялась снять фильм о популярном актёре Кахи Кавсадзе, том самом Абдулле из «Белого солнца пустыни».
С одной стороны, картину делать было просто: артистичный Кавсадзе сам выполнит всю работу, рассказывая в кадре о своей жизни. С другой стороны, просто говорящая, пусть и столь совершенно владеющая голосом и мимикой, голова – это скучно, нужен какой-никакой оживляж в виде съёмок на местности, в тех точках, где происходили важные для биографии Кавсадзе события.
И хотя жизнь Кавсадзе целиком связана с Тбилиси, что, безусловно, облегчало задачу, за почти восемьдесят лет его жизни (картина датирована 2011) город существенно изменился, и хотя бы частичное восстановление актуальной для 30-х, 40-х, 50-х обстановки уводило бюджет фильма в глубокий минус.
Нужно было решение, одновременно являющееся экономически выгодным и творчески оригинальным. И оно было успешно найдено: в качестве основной локации, где разворачивалось большинство эпизодов путешествия Кахи Кавсадзе по волнам его памяти, был выбран заброшенный завод.
Это советских времён предприятие, судя по кран-балкам и залежам вагонных колёс, машиностроительное или тепловозоремонтное, с его бетонным каркасом и безразмерными цехами, оказалось отличной площадкой для Кавсадзе, который мог одновременно и рассказывать о себе и, не обинуясь кого-либо задеть, эффектно сопровождать своё повествование пластикой.
Параллельно приглашённые актёры разыгрывали небольшие сценки, иллюстрирующие этот рассказ, тем самым придавая ему дополнительную наглядность, но при этом не заслоняя фигуру самого Кавсадзе, остававшегося главным элементом действа.
Эта творческая помощь, осуществлявшаяся в кондово индустриальных интерьерах, замечательным образом раздвигала горизонты, заставляя воображение превращать грубые цеховые стены, декорированные старыми плакатами, в картины военного и послевоенного Тбилиси, по своей выразительности едва ли уступавшие тем, которые могли возникнуть на экране, если бы у Наны Джанадзе нашлись средства реанимировать ушедшую натуру.
И на фоне этого великолепного в своей простоте режиссёрского решения всё остальное – явный антиимперский, антирусский, антисоветский уклон, неприкрытое грузинское самолюбование, переходящее в спесь, разрывающая сознание амбивалентность по отношению к Сталину, которого и обожаешь, и ненавидишь одновременно, – кажутся милыми шалостями.
Талантливым грузинам можно.
Tags: Кавказ
Subscribe

  • (no subject)

    Если взглянуть на то, как трактуют в России новейшую историю Испании, то картина получается если не идеальной, то весьма вдохновляющей. Просвещённый…

  • (no subject)

    Попытка Советского Союза установить доминирование в Центральной Европе, которая досталась ему по результатам Второй Мировой войны в качестве трофея,…

  • (no subject)

    Традиционный наш упрёк Западу заключается в том, что он недооценивает наш, русский вклад, в великие исторические свершения, прежде всего в разгром…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments