Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Советская историческая наука,
вынужденная объяснять происхождение Древнерусского государства, столкнулась с очень непростым вызовом.
Привычные для дореволюционного времени представления о призвании варягов и Рюрике, как родоначальнике династии и державы, были отвергнуты категорически и гневно по причине умаления достоинства русского народа, который, сотворив Октябрьскую революцию, и с собственным государственным устройством мог справиться без выписывания иноплемённых специалистов.
Однако столь резкий разрыв с предшествующей традицией означал существенную перестройку хронологии и смену приоритетов, фактически дезавуируя «Повесть временных лет» и прочие летописные источники, которые не только рассказывали о Призвании в 862 году, но и выводили из этого всю последующую историю.
Иначе говоря, первой столицей Руси был Новгород, где княжил ютландец Рюрик, потом Олег отправился в Киев, взял город, объединив страну и положив исток великому – тогда только по территориальному охвату – государству восточных славян.
Да, Киев был той точкой, после которой будущая Россия приняла свои привычные очертания, но импульс созидания и объединения исходил с Севера, который таким образом превращался в ядро Древнерусского государства.
Полностью отвергнуть этот факт советские медиевисты не могли, потому – для сопряжения ментального разрыва – ими была выдвинута примиряющая теория о двухядерном происхождении Руси, когда, наряду с северным, существовал и южный центр формирования государственности, причём постепенно южный центр, локализованный в Среднем Поднепровье, оказывался ведущим, а Великий Новгород аккуратно сдвигался на периферию.
Чтобы подкрепить научное новаторство, от которого Нестор сотоварищи могли перевернуться в гробы, приходилось активно порочить потомков Рюрика, называя их не иначе как «дом Рюриковичей» в иронических кавычках, а также выдвигать смелые предположения о прерванной полянской династии, о которой не сохранилось сведений, но которая непременно должна была существовать: какое протогосударство без своего правящего класса.
Эти открытия советской исторической науки были поддержаны в соответствующих инстанциях, которые тем самым полностью закрыли норманнский вопрос своим административным весом. Казалось бы, победа была окончательной, тем более что и средняя школа послушно транслировала концепт о колыбели Древнерусского государства в землях полян, но тут своё веское слово сказал тот, кто должен был оставаться покорным и молчаливым, т.е. сам фактологический материал.
Советская историография, вольно обращаясь с источниками, породила не мощную альтернативную теорию, но ущербного калеку, который мог существовать только с помощью вненаучных, внедискурсивных костылей.
И действительно, вычёркивая разом Рюрика и его потомков из процесса зарождения Древнерусского государства, советские историки, будучи людьми профессионально честными, не стали сочинять им замены в виде равновеликой когорты деятелей, но свели весь процесс к анонимному, безличностному переходу от первобытнообщинного строя к раннефеодальным политическим образованиям.
У советских историков действовали не люди, но структуры и тенденции, которые, спору нет, весьма важны для теоретического обобщения, но не способны передать историю прежде всего как драму судеб и череду поступков.
Вместо чёткой и понятной череды правителей и связанных с ним этапов становления Руси («Рюрик родил Игоря, Игорь родил Святослава, Святослав родил Ярополка и братьев его»), когда генетическое родство оказывается той осью, на которой выстраивается в строгой последовательности временная канва, советский гражданин получил очень смутную картину, в которой оказались перемешаны не только имена или события, но даже столетия.
Хаос князей, возникавших из ниоткуда и пропадавших в никуда, которые не были членами одной семьи, но существовали совершенно отдельно, без многоэтажного родства и свойства, только усугублял ситуацию…
Такая история не вызывала ни интереса, ни отклика, превращая первые героические столетия, подлинно былинные времена в то, что должно быть как можно скорее пролистано и забыто. Потому нет ничего удивительного в том, что, стоило идеологическому гнёту ослабнуть, и советская концепция происхождения Руси была тут же сдана в архив.
История, которой позволили быть персоналистской и уникальной, тут же вернула Рюриковичей на их законное место, не слишком заморачиваясь по поводу достоверности их появления в нашем Отечестве.
Легенда о призвании – это всего лишь рубеж, позволяющий отделить долетописную Русь от летописной. Да, к 862 году могут быть предъявлены серьёзные уточнения, но такая дата – в смысле восприятия собственного прошлого – гораздо лучше, чем размытое «вторая половина Девятого – начало Десятого века».
Tags: Теория
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments