Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Дмитрия Быкова,
на днях прыгнувшего на целую плеяду популярных деятелей культуры, оборонять сложно – чересчур громкие задеты имена, чересчур крепкие розданы обвинения, но, если брать частности, то в его словах нельзя не отыскать сугубой правоты.
Так, например, Быков совершенно точно указывает на внерелигиозность Тарковского, который был подвержен популярной в доперестроечную эпохе умственной моде на абстрактную духовность.
Чтобы убедиться в этом (следует подчеркнуть, взгляды Тарковского ничуть не умаляют его как оригинального художника, плотно вписанного в общественный контекст, что и делает его случай подлинно любопытным), достаточно пересмотреть «Андрея Рублёва».
Понятно, что снимавший свой фильм во второй половине 60-х годов Тарковский не мог действовать иначе и вообще превращение иконописца в главные герои – это само по себе громадное достижение для принципиально атеистического советского кино, но, если отбросить все эти скидки, то мы обнаружим, что киношный Рублёв – это категорически не верующий и вообще не православный человек.
Перед нам кто угодно – Алёша Карамазов в его дальнейшем развитии, неврастенический художник середины ХХ века, альтер-его режиссёра – только не житель рубежа четырнадцатого-пятнадцатого веков, подданный великого князя Московского, «исповедующий единое крещение во оставление грехов и чающий воскресения мёртвых и жизни будущего века».
Кроме того, и в этом снова проявляется сатанинский искус гордыни, с которым был вынужден справляться всякий советский художник, получивший внезапно – один их многих тысяч – возможность творить для большой аудитории, у Тарковского Рублёв – это абсолютный одиночка, креативная монада, заброшенный в суровый мир Залесской Руси гений, который мучается со своим талантом, и эти мучения становятся предметом киноповествования, этакий парафраз Гвидо Ансельми из феллиневских «Восьми с половиной».
Вместе с тем реальный Рублёв не был случайной кометой, осветившей Россию и тут же погасшей. Великий иконописец был частью, одной из самых ярких, но всё же частью, грандиозного духовного движения, охватившего страну едва ли не с самого начала Четырнадцатого века.
У истоков этого движения, бесспорно, стоял святитель Пётр, основатель Успенского храма и покровитель Москвы, за которым следовала целая плеяда выдающихся фигур, включавшая и митрополита Алексия, и Сергия Радонежского, и Стефана Пермского, и Епифания Премудрого, и митрополита Киприана, и Кирилла Белозёрского, и Савву Сторожевского и молодого Пафнутия Боровского….
Но для Тарковского ничего этого нет и быть не может – не только по соображениям цензуры, которая вряд ли бы разрешила некарикатурный образ черноризца или архиерея, – но и по внутреннему убеждению выросшего вне православной традиции человека.
Это нисколько не умаляет Тарковского как художника, но одновременно приподымает Быкова как диагноста.
Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments