Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Орлеан».
В том, что новый фильм Андрея Прошкина получился таким, каким он получился, виноваты, как минимум, двое. Во-первых, сам режиссёр, во-вторых, автор сценария – Юрий Арабов, причём вина сценариста на сей раз гораздо больше, чем принято в таких случаях.
Одноимённый роман Арабова, который и лёг в основу сюжета, есть, если судить по тому, что вышло в прокат, притча – про трёх великих грешников, у которых однажды просыпается Совесть, после чего с ними происходит некоторое количество неприятных эпизодов, завершающихся покаянием и постепенным возрождением к новой жизни.
Возрождение это не будет простым, но один уже факт духовного переворота в абсолютной жопе мира с загадочным названием «Орлеан» дарит Надежду, тем более что главная героиня, парикмахерша Лидка, на рекламных плакатах изображена в виде Мадонны…
На первый взгляд, всё кажется пристойным: кино с катарсисом и осторожным оптимизмом, первоначальная чернуха преодолевает самое себя через осознание и страдание. Однако загвоздка в том, что жанры, как об этом убедительно свидетельствует «Орлеан», не подвержены транзитивности, или, проще говоря, не всё, что нравится, можно тащить на экран.
Притча, если взять самый, пожалуй, известный пример про хозяина и его работников, которым он выделил по таланту серебра, есть произведение предельно неконкретное, обобщённое и туманное в деталях.
И действительно, с какого перепугу тот евангельский хозяин вдруг принялся швыряться собственным имуществом в особо крупных размерах, талант, если память не изменяет, весит килограммов сорок?
Он что, умственно отсталый, чтобы раздавать своим рабам такие ценности, а потом ждать, что они, вместо того, чтобы сбежать в крупный город и вволю прогулять там полученное серебро, вернутся спустя время с отчётом об осуществлённых инвестициях?
Слушающий притчу о таких вопросах не задумывается, во-первых, потому, что притча рассказывается очень быстро, когда нет времени на посторонние размышления, надо следить за фабулой, во-вторых, смысл причты не в её жизнеподобии или правдоподобии, но в той морали, которой она нас в оконцовке снабжает.
«Доставшийся талант нельзя зарывать в землю» – с этим никто не станет спорить, вне зависимости от достоверности исходной ситуации, на материале которой и создаётся притча, жанр скупой, нарочито немногословный и лаконичный.
Потому, переносясь на экран, этот жанр, самоценный в текстовой стихии, сталкивается с новыми вызовами, ответить на которые он не способен, ибо изначально заточен совершенно под иное. Длительность рассказа (в случае с «Орлеаном» это почти два часа хронометража) вынуждает причту мимикрировать под роман.
А что такое роман? Роман, в отличие от причты, это прежде всего подробности, развёрнутые в прошлое и будущее биографии персонажей, уникальный набор обстоятельств и переживаний. И если для причты достаточно сообщить, что был в одном городе майор полиции и вёл он неправедный образ жизни, но однажды к нему явился Посланец и всё завертелось, то для романа, а тем более для кинематографа всё на порядок сложнее.
Зрителю надо показать не просто, что этот майор грешен (сложно предполагать, что полицейский начальник в провинциальном городке чист аки лебедь), но он должен быть грешен каким-то совершенно запредельным образом, чтобы стало ясно, почему именно к этому менту, которых в России многие тысячи, был направлен Ангел мщения.
Наш же майор, состоя на такой должности, – человек, по порокам и преступлениям, вполне заурядный: да, пользуется услугами сауны, видимо, бесплатно, да, готов попугать несимпатичного человека, чтобы тот отстал от майорского знакомого, но не более того…
Аналогично и с двумя другими участниками этого грешного трио: на словах – гореть им безо всякого сомнения в аду, а как доходит до изображения их полной смрада и гнусности жизни, весь обличительный пафос уходит в песок.
И завсегдатайница абортария Лидия, женщина трудной судьбы, которую не презирать надо, но пожалеть и приголубить, и хирург, крутящий скорую любовь со своими пациентками, – никто из них не тянет на атамана Кудеяра, обычные наши современники, «на их месте может быть каждый».
Эта персонажная немощь, происходящая из нежелания прописывать детали и придумывать небанальные биографии, оказывается для фильма роковой: задуманные эмоциональные качели (ужаснуться грешной мерзости – умилиться прозрению и покаянию) ломаются на первом же взмахе.
Если некому ужасаться, то, соответственно, нечему и умиляться: ходульные, целиком головные герои не вызывают ни участия, ни сочувствия, а значит, и запланированного сценаристом катарсического потрясения. Фильм выстреливает в молоко…
Вторая фундаментальная слабость картины – это неумение Андрея Прошкина работать, как выясняется, в довольно хитром жанре абсурдистской комедии. Арабов, чтобы притча уж совсем не выташнивала своей назидательностью с первого же кадра, снабдил свой сценарий множеством чёрноюморных сцен и диалогов, а также откровенных реприз, которые должны были вызывать хохот в зрительном зале, делая атмосферу ещё более звенящей.
Однако зал не смеялся, даже «принципиальные содомиты», обещанные майором одному представителю циркового искусства, не смогли расшевелить публику. Почему это случилось? Потому, что Прошкин выбрал неверную монтажную интонацию, когда любая шутка, не подкреплённая ситуацией, воспринималась нарочитой, вставленной сугубо для оживляжа, без привязки к ритму повествования.
Унылый абсурдизм, вымученность реплик, вихляющая фабула, картонность героев – Прошкин и Арабов не побрезговали ничем, чтобы уничтожить свой «Орлеан». У них это получилось блестяще.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Если спросить человека демократических убеждений о том, что он думает про "Первый канал", ответ угадать не сложно. "Главный пропагандистсикй рупор…

  • (no subject)

    «Биохимия предательства». Публицистический фильм Константина Сёмина, если исключить исторические экскурсы, поражает главным образом своей…

  • (no subject)

    Постигшие телеканал «Дождь» неприятности (чтобы не было двусмысленностей: я сам считаю его скверным, о чём уже доводилось писать, но закрытие не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment