Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О военной этике.
25 февраля 1904 года отряд, состоящий из миноносцев «Решительный» и «Стерегущий», был отправлен из Порт-Артура на разведку ближайших к русской военно-морской базе бухт. Старшим отряда был командир «Решительного» капитан 2-го ранга Боссе, лейтенант Сергеев, командир «Стерегущего» был, что называется, ведомым.
Рейд проходил благополучно: выдвинувшись на указанную в задании глубину и не обнаружив противника, миноносцы возвращались назад. Однако ранним утром, когда до Порт-Артура оставалось около двадцати миль, т.е. примерно час хода, на горизонте показались японские корабли.
Это была четвёрка контрминоносцев – «Акебоно», «Сазанами», «Синономе» и «Усугумо». Пользуясь превосходством в скорости (паспортные данные для японцев – 31 узел, для русских кораблей – 26,5 узлов), контрминоносцы отряда капитана Цуция нагнали наших разведчиков и попытались их перехватить, открыв огонь.
«Решительный» и «Стерегущий», прорываясь в Порт-Артур, отвечали, однако силы были явно не равны. Если против «Решительного» поначалу был только один «Акебоно», то по «Стерегущему» вели стрельбу три корабля.
Через несколько минут их стало четыре: «Решительный» оторвался от погони, и «Акебоно», перенёс огонь на «Стерегущий», решив, что поблизости от базы вражеского флота с японцев хватит и одного уничтоженного или пленённого противника.
Что было дальше, известно: «Решительный» добрался до Порт-Артура и поднял переполох; днако когда два крейсера, спустя три часа после начала боя, подошли к месту сражения, на поверхности уже ничего не было.
«Стерегущий», изрешечённый вражескими снарядами и потерявший почти всю команду убитыми, при попытке его отбуксировать – как заслуженный трофей, ценный именно как символ успехов японского императорского флота – затонул. Японцы, взяв четырёх пленных, спешно отошли: они и так сегодня добились многого, продемонстрировав, что русские не контролируют даже ближние подступы к Порт-Артуру, где вполне себе можно устраивать почти безопасную охоту.
Спустя несколько лет экипажу «Стерегущего» будет поставлен памятник, именами его командира и инженер-механика назовут боевые корабли, история эта окажется символом героизма и мужества, но меня сейчас интересует не лейтенант Сергеев и его матросы, а капитан 2-го ранга Боссе.
Очевидно, что командир отряда поступил, с точки зрения обывателя, чудовищно: спасая свою жизнь и свой корабль, он бросил на произвол судьбы «Стерегущий», который оказался один против четырёх японских кораблей.
О том, что поведение Боссе вряд ли может представлено как пример для подражания, свидетельствуют советские источники, посвящённые этому бою, где решение командира «Решительного» представлено не как стремление вырваться из смертельной ловушке, но как вполне разумный и ничуть не предосудительный отход за помощью…
Казалось бы, поступок Боссе – это явная подлость, заслуживающая сурового наказания, если не уголовного преследования, то, по крайней мере, разжалования. Однако у непосредственного начальника кавторанга было иное мнение.
Командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал С.О. Макаров представил Боссе к награждению орденом Святого Георгия 4-й степени. За что – за оставление поля боя? Нет, за «прорыв сквозь неприятеля в свой порт».
Неужели Степан Осипович сошёл с ума? Нет, во-первых, Макаров понимал, что в тот момент, когда война только-только разворачивалась и пока складывалась крайне неудачно (вывод из строя нескольких броненосцев в результате внезапной ночной атаки; гибель «Варяга» и «Корейца»; японский десант в Корее), подрывать авторитет офицерского корпуса нельзя.
Во-вторых, и тут Макаров руководствовался практическими соображения, не покинь «Решительный» «Стерегущего», у японцев на счёту в то злополучное для артурской эскадры утро оказался бы не один миноносец, а целых два.
В том, что это было бы именно так, вопреки вызывающему оптимизм примеру брига «Меркурий», отбившемуся в 1829 году от двух турецких линейных кораблей, свидетельствует простое сравнение ТТХ действующих лиц.
У русских на «Решительном» и «Стерегущем» было, в совокупности, две 75-мм пушки и шесть 47-мм; у японцах на их контрминоносцах, т.е. кораблях, специально созданных для борьбы с вражескими миноносцами, – четыре 75-мм орудий и двадцать 57-мм; если считать по валу – восемь против двадцати четырёх, трёхкратное превосходство, и это без учёта веса залпа.
Потому сценарий боя, который не случился из-за ретирады Боссе, выглядел так: пока «Акебоно» перестреливается с «Решительным», три остальных контрминоносца, взяв в кольцо, за счёт преимущества в скорости, накидывают «Стерегущему».
Поскольку на дворе 1904 год, темп стрельбы отличается от благословенной эпохи парусного флота едва ли не на порядок: разобравшись минут за пятнадцать-двадцать (главное, чтобы «Стерегущий» перестал отвечать, а там пусть дожидается в дрейфе) с кораблём Сергеева, три контрминоносца переключаются на «Решительный».
Делать это они могут теперь неспешно: радио на русских кораблях отсутствует (что, собственно, и позволяет японцам так свободно чувствовать себя под носом у неприятельской эскадры), а значит, в Порт-Артуре об этом столкновении узнают нескоро – пока заметят с берега наблюдательные посты, пока передадут морякам, пока сообразят, что от посланных в разведку слишком долго нет вести…
Итак, если наши расчёты верны, то выходит, что, к сожалению и вопреки нашим привычным представлениям о воинской чести, капитан 2-го ранга Боссе поступил рационально и достойно, а также был прав адмирал Макаров.
Парадоксально, но в военном деле иной раз подлинное проявление мужества – это не готовность немедленно сложить голову, заслужив посмертную славу, но способность встать выше над традиционными этическими представлениями – во имя будущей победы.
И не вина Боссе, что спасённый им «Решительный» впоследствии, когда Порт-Артур пал, был всё же захвачен японцами: по крайней мере, все десять месяцев до момента сдачи крепости у командования было на одну миноносную единицу больше, чем если бы ранним утром 26-го февраля кавторанг отказался покидать преследуемый японцами «Стерегущий», приказав развернуться навстречу врагу.
Русскому командованию, из-за особенностей театра военных действий, когда ближайшая база – Владивосток – была отрезана японцами, подкреплений ждать было неоткуда: 2-ая Тихоокеанская эскадра пришла, когда всё уже было кончено, а значит, на счету был каждый вымпел, пусть и такой скромный, как 240-тонный миноносец.
Tags: Военное дело
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments