Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Послесловие к книге «Вся кремлёвская рать».
У Зыгаря в посвящённой Михаилу Ходорковскому главе есть любопытный момент, на котором стоит остановиться поподробнее. В авторском изложении история с залоговыми аукционами, по результатам которых и появилась первая когорта отечественных миллиардеров и олигархов, выглядит так.
В 1995 году Российское государство, опасаясь реванша коммунистов, которые уверенно набирали очки в круговерти лихих девяностых, сумев всего за два года реанимироваться после поражения октября 93-го, решило массово раздать числящиеся на его балансе пакеты крупной собственности.
Для чего была устроена специальная процедура с залоговыми аукционами, когда, после предварительной развёрстки среди всех заинтересованных лиц, заявивших о том, что они претендует на конкретные стратегические предприятия, была проведена передача этих предприятий из государственных рук в частные – за смешные, чисто символические, деньги. Причём эти самые деньги государство ещё и вручило будущим олигархам, разместив свои счета в ряде коммерческих банков.
Таким образом, был создан слой крупных собственников и красный реванш оказался остановленным: в 1996 году бизнесмены, прежде внятно простимулированные Кремлём, были готовы сражаться до конца, понимая, что заводы-фабрики с собой в Шереметьево не заберёшь…
На первый взгляд, ничего сенсационного. О том, что залоговые аукционы были малоблаговидным явлением, говорили давно и много. Однако важен едва заметный нюанс. Прежде необходимость таких аукционов спикерами либерального лагеря (спикеры нелиберального их с самого начала называли разграблением страны в интересах финансовой олигархии) объяснялась тем, что государство, у которого в середине 90-х возникла острая проблема с наполнением бюджета, было вынуждено избавляться от своей доли в промышленности.
Не было никакой политики, просто деваться было некуда, а то, что результаты этих аукционов оказались в фискальном отношении плачевными – такое тогда было время. Но это никоим образом не бросает тень на ельцинскую эпоху и одно из её достижений – приватизацию государственной собственности. Несмотря на отдельные ошибки, в целом курс был верный.
В общем, спикерам либерального лагеря, вопреки явным трудностям с отмыванием чёрного кобеля, удалось задавить эту тему: по крайней мере, сегодня никто активно не требует отмены результатов тогдашних аукционов, полагая, что нечего ворошить старые грехи.
И тут – в этот негласный уютный консенсус – врывается Михаил Зыгарь и, не заботясь о последствиях, начинает рубить правду-матку: нет у нас никаких миллиардеров, капитанов капитализма и прочих рокфеллеров, есть назначенные в 90-е государством лица, которым повезло оказаться в нужное время в нужном месте.
Потому весь наш нынешний экономический строй – это узаконенная кража, которую можно легализовать, как это некогда хотел сделать Ходорковский, но она не перестанет быть кражей. И государство, которое и построило такую хитрую двусмысленную систему, это прекрасно сознаёт и этим пользуется, держа крупный бизнес на коротком поводке.
Повторюсь, демарш Зыгаря вряд ли бы произвёл впечатление, будь он иной идеологической ориентации, но наблюдать, как либерал с увлечением пилит сук, на котором сидит, не замечая, что, скомпрометировав приватизацию, он выносит не только ельцинское правительство, но и самого себя как часть возникшего после залоговых аукционов строя, ибо, если рассказанное Зыгарем об этих экономических спецоперациях правда, то нет иного выхода, как откатывать в 1995 год, возвращать всю собственность государству и уже потом честно и открыто продавать её за её настоящую цену, – так вот наблюдать это доставляет немалое удовольствие.
Однако маленькие сюрпризы от Михаила Зыгаря на этом не заканчиваются. Едва рассказав о том, как олигархи ельцинской поры стали теми, кто они есть, за счёт близости к власти, Зыгарь набрасывается на Аркадия Роттенберга, который в 90-е был детским тренером, а потом, за счёт дружбы с Владимиром Путиным, внезапно совершил грандиозный рывок в бизнесе, превратившись в миллиардера.
Спору нет, непотизм – явление не слишком эстетическое, однако, если перейти с персонального на сущностный уровень, чем отличается карьера Роттенберга, которому позволили заработать, от карьеры членов семибанкирщины, которым точно так же позволили заработать?
Система сращивания государства и бизнеса, заложенная Ельциным, ничуть не изменилась, другое дело, что новая генерация миллиардеров стала скромнее и под софиты старается не лезть, предпочитая непубличность, что, кстати сказать, характеризует её с положительной стороны: умеют учиться на чужих ошибках.
Tags: Экономика
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment