Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Маленький,
но характерный эпизод из нашего российского прошлого. В 1866 году, когда закончилось следствие по делу Дмитрий Каракозова, стрелявшего в Александра Второго в Летнем саду, зашла речь о наградах. Председатель Верховной комиссии граф Михаил Муравьёв-Виленский передал Государю своё желание получить звание генерал-адъютанта, т.е. быть тем самым зачисленным в Свиту Е.И.В.
Когда императору доложили о просьбе Муравьёва, Александр резко и категорически ответил: «Моим генерал-адъютантом – ни за что!.. Дать ему бриллиантовые андреевские знаки, но без рескрипта».
Отказ императора, как говорят, фатально сказался на самочувствии Муравьёва: вскоре тот умер, не дожив даже до получения этих самых бриллиантовых знаков – к уже имеющемуся у него ордену Андрея Первозванного.
Почему этот эпизод характерен? Потому что он – одним штрихом – вскрывает подлинное отношение российской власти к лучшим свои согражданам, к подлинным патриотам, за плечами которых реальные заслуги перед Родиной.
Муравьёву-Виленскому Александр Второй был обязан, как минимум, дважды. Во-первых, за усмирение польского бунта в Северо-Западном крае, когда прежняя политика попустительства и попытки заигрывания с местными элитами (наместником Польши был назначен брат царя Константин Николаевич, один из самых либерально настроенных сановников Империи) обернулись Январским восстанием, массовыми жестокими убийствами русских солдат и верных престолу подданных.
Муравьёв, назначенный в край в спешном порядке, когда власть разваливалась на глазах и успех повстанцев в губерниях, где поляки не пользовались демографическим преобладанием, был столь же мощным, как и в самом Царстве Польском, энергичными мерами быстро навёл порядок.
Публичные казни ведущих заговорщиков, контрибуции местных помещиков, по национальности – поляков, продемонстрировали всем, что Россия от своих территорий отказываться не собирается, и восстание, после первых всполохов, само собой пошло на убыль: нейтрализовав буйных, с остальными справиться гораздо проще.
За усмирение Северо-Западного края Муравьёв был пожалован титулом графа, после чего вышел в отставку и удалился на покой. Однако уже через год 69-летнего генерала вновь призвали на службу Отечеству.
Выстрел Каракозова в Летнем саду произвёл настоящее землетрясение в высших сферах: до сих пор подданные не покушались на своего Государя, такое было – в Европе, но Россия считалась благополучным островом. «У нас такое невозможно».
Казалось, ибо никто не знал подлинного размаха дела, что в стране начинается революция. Нужен был решительный человек, который наведёт порядок в охваченной страхом столице, распутав нити заговора.
Таким человеком оказался, как бы сейчас сказали, военный пенсионер Михаил Муравьёв, который провёл следствие, успокоил перепуганную столицу и прежде всего – высшее сферы, вернув жизнь в привычное колею.
Выступив дважды в качестве спасителя Отечества, Муравьёв, безусловно, имел полное право рассчитывать на благодарность Государя, который опять был ему обязан. Почему Михаил Николаевич выбрал именно звание генерал-адъютанта? Потому, что оно позволяло взять верх над его недоброжелателями из придворных кругов.
Несмотря на чин полного генерала, графское достоинство, многолетнюю беспорочную службы (Муравьёв – участник Бородинского сражения), несколько высших орденов, Михаил Николаевич был чужим в петербургском мире.
Его ненавидели не только революционеры или представители передовой общественности, но и желающие прослыть либеральными сановники. И для того, чтобы досадить своим врагам, Муравьёву требовалось попасть в императорскую Свиту, где его уже нельзя будет презрительно игнорировать.
Но Михаил Николаевич не учёл, что стремление понравиться приличной публике свойственно не только сановникам Александра Второго, но и самому Царю-Освободителю, который готов откупаться бриллиантовыми знаками, но подлинного расположения проявить не намерен.
И это действительно так: за годы своего царствования Александр II назначил в Свиту 939 человек (для сравнения его отец Николай I, правивший на три года дольше, удостоил только 540; его сын Александр III – всего 43 человека), т.е. брали туда более чем охотно, буквально пачками.
Приблизить Муравьёва-Виленского, которого прозывают «Вешателем», к себе? Никогда. Пользоваться его услугами – в тяжёлую минуту, когда судьба страны и трона висит на волоске, это – пожалуйста. Но стоит Мавру сделать своё дело – и он уже не нужен.
Муравьёв мешает помириться с поляками, которых опять следует привлекать уступками и поблажками; Муравьёв отталкивает от Государя прогрессивную часть общества; Муравьёв неуместен сейчас, когда всё, слава Богу, кончилось. Когда в конце 1870-х террористы устроили на Александра Второго настоящее сафари, нового Муравьёва у него не нашлось.
Печальная история, имеющая, к сожалению, наклонность повторяться. Желание стать своим среди прогрессивных, европейски ориентированных россиян свойственно не только представителям династии Романовых.
Визит в студию «Дождя» и прочие жесты в адрес тех, кто «никогда никому ничего не лизали», совершались ещё буквально вчера. Впрочем, нынешний российский президент, кажется, свой роман с передовой частью российского общества (они же – «идите ко мне, бандерлоги») завершил.
И это внушает некоторый оптимизм.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Обвинения нынешней российской власти, которая на белорусском направлении-де предаётся многолетнему куколдизму, позволяя хитрому Батьке доить наш…

  • (no subject)

    Очередная годовщина начала Первой Мировой войны в очередной раз вызвала поток вопросов: «Отчего европейские державы совершили в 1914 году…

  • (no subject)

    60-70-е годы XIV века. Великая замятня в Орде продолжается. Ханы, убивая друг друга, бьются за верховную власть в распадающемся на куски улусе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments