Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Листаю
изданную в 1958 году книгу «Искусство миллионов», посвящённую сорокалетию советского кинематографа. Книга – солидная, причём не только своим юбилейным характером или обилием иллюстраций, но последовательным рекламным подходом.
Названия картин переведены на иностранные языки; предисловия к хронологическим отделам снабжены кратким изложением – на английском, французском и немецком, т.е прямо подразумевается, что этот том прямиком пойдёт в лучшие зарубежные библиотеки.
Продолжаю листать книгу и параллельно пытаюсь представить, как воспринимал бы её читатель на протяжении её почти шестидесятилетней жизни. Поначалу, наверное, был бы сплошной восторг: получить столь полное издание о советской кинематографии, когда она не просто продолжает развиваться, но творится буквально на твоих глазах – это великая удача.
Это, по-видимому, ни с чем несравнимое ощущение, когда череда отдельных разрозненных событий вдруг обретает стройность, порядок, меру и, если угодно, замысел: до сих пор все эти фильмы, знакомые и полузнакомые, проносились разрозненно, а сейчас расположились столь же точно, как в Периодической таблице химические элементы.
Потом – после появления фундаментальной «Истории советского кино», после выхода «Кинословаря» – восторги, разумеется, поуменьшились: и кинопроцесс не стоит на месте, это понятно, и, что важнее и печальнее, «Искусство миллионов» страдает принципиальной неполнотой, связанной с цензурными ограничениями.
Ещё немного погодя, когда идеологические шлюзы открываются, книга становится не просто неактуальной или устаревшей, она кажется нелепым реликтом, о котором конфузливо упоминать: зачем нам этот советский официоз, когда сейчас столько новых, совершенно революционных исследований, возвращающих имена, фильмы, целые судьбы, вычеркнутые из истории отечественного кинематографа.
Затем проходит ещё какое-то количество лет; все сенсации уже обнародованы, все запретные фамилии названы, все проклятия озвучены, все «Чапаевы» сброшены – и уже кажется, что про эпоху известно всё и даже больше, потому как открыты архивы и вынуты документы.
И в этот минуту переполненности собственным знанием и мудростью, если угодно, от интеллектуального пресыщения, возникает странная, на грани ереси мысль: «Вот – наши знания об истории советского кинематографа, знания, безусловно, истинные и исчерпывающие, знания, которые невозможно уточнить, ибо акценты расставлены и пьедесталы оккупированы…
Но это – наши знания, а как советские кинематографисты воспринимали сами себя – в боевой и кипучей повседневности, что ценили, кого величали, кого, напротив, гнобили. Должен же у них быть какой-то отрефлектированный образ собственной отрасли и её эволюции? Тогда где его найти?»
А найти его можно, например, в помпезном «Искусстве миллионов», – если, разумеется, есть желание не поучать его составителей, но попытаться их услышать. Вряд ли стоит на этом пути ожидать неких открытий, но кое-что уловить, наверное, можно.
Таким образом, книга «Искусство миллионов», пройдя разные стадии читательского восприятия, завершает свою одиссею, чтобы, добравшись до гавани почётной старости, превратиться в свидетельство эпохи, свидетельство подробное и потому небесполезное.
По-видимому, такая одиссея, которую претерпевают не только книги, но и вообще феномены культуры, является универсальной. Надо только запастись нечеловеческим терпением.
P.S. Вот, кстати, и первый улов. В посвящённом послевоенному кинематографу разделе есть список из шести популярных среди советских зрителей молодых актёров, т.е., говоря современным языком, восходящих кинозвёзд – с точки зрения авторов «Искусства миллионов».
Соответственно, у нас есть возможность выяснить, насколько сильными оказались прогностические способности, – карьера всех шести окончена и уже можно выносить окончательные суждения.
Первой упомянута Изольда Извицкая, уже снявшаяся в главной своей картине «Сорок первый». Успех, разумеется, повторить не удалось, но главные роли ещё были. Последний фильм датирован 1969 годом.
Второй идёт Евгения Козырева. Главная роль – в фильме «Убийство на улице Данте» – сыграна. Кинокарьера закончена в 1969.
Третьей – Руфина Нифонтова. Её внесли в список за «Вольницу», ныне малоизвестную. Однако Нифонтовой получилось не только превзойти известность своей премьеры, например, сыграв в «Хождении по мукам», но и оставаться в строю до 1992 год. Правда, часть фильмографии – это перенесённые на плёнку спектакли.
Из мужичин первым назван Николай Рыбников, отметившийся в «Весне на Заречной улице» и «Высоте». Снимался до 1991 года. Из самых известных работ – «Девчата».
Второй – Олег Стриженов. За плечами – «Овод» и «Сорок первый», но впереди – большое количество разноплановых актёрских работ, включая робота Роберта, генерала Волконского и полковника Данилова. Последний фильм датирован аж 2004 годом.
И завершает наш обзор Леонид Харитонов. На момент выхода книги – несколько главных ролей, включая «Солдата Ивана Бровкина». Впереди – тоже несколько главных, включая продолжение приключений Бровкина и «Улица полна неожиданностей». Последний фильм вышел в 1986, за год до смерти.
Таким образом, из шести человек в профессии задержались четверо. Легендами кино остались четверо (Извицкая – за трагическую судьбу, которая полностью переиначивает биографию; Стриженов; Рыбников: Харитонов – чей статус был навсегда подтверждён в картине Меньшова «Москва слезам не верит»).
Руфина Нифонтова до статуса легенды пока не поднялась, но её помнят, свидетельство чему – появление мемориальных передач. И вообще – лицо мелькает: те или иные картины с её участием непременно отыщутся в недельной эфирной сетке. Остаётся одна Евгения Козырева, которой не повезло во всех смыслах: и раннее завершение карьеры, и отсутствие одной, но культовой картины, искупающей последующее полузабвение.
Т.е. авторы «Искусства миллионов» дали верный на пять шестых прогноз. Учитывая, что перед их глазами были, в общем, дебюты, яркие, безусловно, но дебюты, когда никто не ясно, как поведёт себя актёр в беге на длинную дистанцию, прогностический результат – просто блестящий.
Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    О миролюбии. Годы, проведённые в детском саду, в средней школе (высшая школа, пожалуй, на это оказывает меньшее влияние), формируют одну любопытную…

  • (no subject)

    Году в 87-м мы всей семьёй отдыхали в славном районе южной столицы России – местечке Хосте. Время тогда было советское, пансионатов на всех не…

  • (no subject)

    В одной из студенческих компаний столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments