Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Нервная реакция
на невинное культурное мероприятие(выставка работ Серова в Третьяковской галерее на Крымском валу), которым, в общем, стоило бы гордиться (наконец-то, мол, Белинского и Гоголя с базара понесли – вопреки развращающему зомбоящику), неожиданно и остро проиллюстрировала тот давно наблюдаемый факт, что русским не дозволено, с либеральной точки зрения, иметь ни истории, ни любимого Отечества.
И действительно, что ставилось в вину тому почти полумиллиону сограждан, которые, презрев трудности, отправились смотреть собрание картин не самого последнего (скажем мягко, ибо Серова уже успели, в горячке боя, раскороновать до конъюнктурного мазилки) живописца?
То, что они захотели попасть в ту идеальную – прекрасную, сказочную, прелестную, фантастическую – Россию, жажда которой живёт в каждом из нас. «Не сметь! – тут же раздался грозный окрик. – Не сметь восторгаться дореволюционной Россией, идентифицировать себя с нею, любить её и горько её оплакивать. Это была злобная, тупая, мерзкая империя (тюрьма народов, процентная норма, Кровавое воскресение, Цусима и т.п.), слава Богу, что она развалилась и сдохла. Вам должно быть стыдно за ваше имперское прошлое!»
Не знаю, как на иных, но лично на меня окрик этот произвёл сильное впечатление. Ведь что же получается, если следовать этой логике? Советским периодом в нашей истории гордиться и вообще как-то с ним соотноситься нельзя – потому что «Сталин, Берия, Гулаг» и дети «комиссаров в пыльных шлемах», вышвырнутые из Дома на набережной.
России Романовых (что вполне, на первый взгляд, естественно: если мы отрицаем Советский Союз, который был отрицанием Российской Империи, то, тем самым, эту Империю, вольно или невольно, утверждаем), как о том свидетельствует реакция на выставку Серова, симпатизировать тоже возбраняется. Про Россию Рюриковичей – с «Домостроем», Иваном Грозным, Куликовым полем – можно и не заикаться…
Что, в таком случае, остаётся, куда кинуть взгляд, где найти утешение? Если не брать как следует мифологизированный Великий Новгород, т.е. торговую патрицианскую республику, и неполный 1917-й год (от Февраля до Октября), то ничего – кроме ельцинского девятилетия – у нас и нет.
Современность – по понятным причинам – не предлагать: по степени демонизации нынешний режим, затмевая славную эпоху Опричнины, вплотную приближается к сталинскому: дело ЮКОСа, «Крым – наш!» и т.д.
Короче, очень негусто, а, учитывая последние откровения Евгения Ясина о том, как осуществлялось государственного управление в 90-е («вынес достаточно русский народ, вынес и эту макроэкономическую стабилизацию, вынесет всё, что финансово-экономический блок правительства ни пошлёт»), то массовая публичная симпатия к ельцинскому времени возможна только при оккупационной администрации.
И опять русскому человеку некуда приткнуться: ни настоящего, ни прошлого, во всём отказ, кругом – минное поле, даже в невинных серовских картинах – державная, авторитарная, антидемократическая крамола.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments