Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Милый Ханс, дорогой Пётр».
С этим фильмом Александра Миндадзе получилась вот какая закавыка: на экране кинотеатра он – редкостный отстой даже не фоне самого забубённого российского арт-хауса; в кинокритических рецензиях – потрясающий шедевр, новое слово, такого у нас ещё не снимали. Как это совместить?
Не последнюю роль, конечно, сыграл тот факт, что Миндадзе с трудом прорывался к госфинансированию, его сценарий заворачивали в Министерстве культуры, и потому, ради того, чтобы поддеть Мединского, критики были заранее настроены встречать «Милого Ханса» рёвом восторга, отводя возможные упрёки особенностями восприятия.
Однако убогость «Милого Ханса», к сожалению для Миндадзе и его клаки, носит системный характер и совершенно не объясняется трудностями перевода. Да, главные роли в картине играют немцы (и блестяще это делают, подтверждая качество германской актёрской школы, одной из лучших в Европе).
Да, большая часть диалогов идёт на немецком языке (в прокате идёт версия в одноголосом переводе, но лучше бы пустили субтитры – настолько хороши импортированные исполнители). Да, время действия – май 1941 года; место действия – оборонный завод, где, по советско-немецкому соглашению, иностранные специалисты колдуют над военной оптикой…
Но все эти базовые обстоятельства ничуть не влияют на рецепцию картины: хотите рассказать о историю о немцах в СССР накануне Великой Отечественной, когда мы знаем, что случится ровно через месяц, а они нет, и эта неосведомлённость лишь добавляет драматичность происходящего?
Да на здоровье – рассказывайте, но не лепите бессмысленную хрень, выдавая её за сюжет, а нарративную беспомощность не объявляйте созданием особого настроения: мол, кто не проникся «Милым Хансом», тот лох и не чувствует приближения великих потрясений, а режиссёр – чувствует.
Короче, наш чувствительный Миндадзе два часа гонит лишённую причинно-следственный связей истеричную чушь, не пытаясь хоть каким-то образом связать концы с концами. Первую половину – до того, как на секретном производстве случится авария со смертельным исходом – разборки в среде иностранных специалистов, командированных на завод, ещё как-то можно терпеть.
Ну, бухают, скандалят, обсуждают, кто на кого доносы пишет и что в тех доносах упоминает, трясут сисьсками, хватают за задницы, жалуются на тяжёлую жизнь (у кого – ипотека, у кого – сын сиротой растёт), – с кем не бывает: вдали от Фатерлянда ещё не так зачудишь…
Но тут вдруг некто Ханс, неизвестно, с какого бодуна, врывается в кочегарку и принимается швырять в топку уголь, доводя цех до пожара. Пламя бушует, крики, люди носятся, два трупа, трое суток простоя.
Ханс, конечно, переживает (ещё бы – не каждый день креза со жмурами), но для него, что удивительно, всё проходит гладко: свои его не сдают, заводское начальство и, главное, следователи НКВД (такое ЧП под коврик не заметёшь) до причины аварии отчего-то не доискиваются, не берут даже кочегара Петра, русского парня, который, собственно, и отвечать должен за скачок температуры.
Дальше начинается натуральный цирк с конями. Чекисты забивают на выполнение своих профессиональных обязанностей. Сексоты, приставленные к немецким специалистам, тоже. Пётр, которому самое время подумать о семье и свободе, про сбрендившего Ханса тоже молчит, за что Ханс, нарушая пропускной режим, принимается ходить к Петру на дом – естественно, в тёмное время суток.
На справедливый вопрос: «Если хочешь привлечь внимание органов, поди и сдайся – зачем такой кривой путь?» нам отвечают безымянные авторы буклета: «Ханс и Пётр… оказываются в зависимости друг от друга. Однако взаимное недоверие парадоксальным образом оборачивается духовной близостью».
(Занятно, что Миндадзе никак не поясняет, откуда у Ханса адрес Петра, который можно получить, либо непосредственно проследив за Петром до его жилища, либо прямо его об этом спросив, либо разговорив сотрудниц заводского отдела кадров. Адрес, добыть который для находящегося под надзором иностранца уже целое приключение, сам падает с неба.)
При этом Ханс совершенно не боится подвести под монастырь духовно близкого Петра, потому что, когда Ханса обнаруживает в гостях у Петра его знакомая, Пётр представляет той Ханса, не знающего ни слова по-русски, как своего немого брата-близнеца.
Понятно, что этот сценарный бред, назначенный просигналить зрителю об установившемся родстве двух соучастников, знакомая тут же раскалывает, заманивая Ханса к себе домой в намерении устроить с ним половое соитие и обращаясь к нему по-немецки.
Ханс от жаждущей любви русской девахи убегает, но бабы не дают покоя психологически изломанному немцу, и потому ему приходится обслужить соотечественницу, завалившуюся в его комнату, чтобы снасильничать сероглазого красавца.
Но Ханс и здесь проявляет чудеса изворотливости, ускользая от навязываемого интима: Гретхен получает свою порцию телесных ласк, но упромысливает её Ханс даже не руками – а шахматной фигуркой белого короля.
На экране это не слишком заметно, но критики настаивают, что Гретхен трахнули именно заострённой деревяшкой: крепкие, однако, у немок вагины, ничего им нипочём, настоящие Валькирии.
Дальше Пётр начинает что-то подозревать (следователи не приходят и не приходят, не приходят и не приходят) и, собрав семью, сваливает на грузовике от возможного расстрела. Ханс, с которым Пётр вряд ли поделился своими планами, внезапно обнаруживает на дороге автомобиль, в кузове которого сидит Петрово семейство (правдоподобность – это, безусловно, конёк Миндадзе), забирается туда, долго-долго едет вместе с русскими, потом внезапно выскакивает.
По-видимому, эта сцена должна символизировать экзистенциальные страдания немца, который хочет вырваться из предназначенной ему судьбической колеи, но, ощущая всю неизбывную бесперспективность и невозможность, решает продолжить свой путь.
Пётр, спасибо ему за это большое, уматывает очень вовремя. Поскольку у Миндадзе заканчивается основная, она же единственная, сюжетная линия (Ханс донимает Петра своей близостью), действие неожиданно приобретает динамизм.
Оказывается, что Ханс не напрасно дурил в кочегарке, поджигая русских коллег, параллельно он открыл важный технологический приём: если добавить градус, нарушив правила ТБ, то стекло получится нужного качества.
Ура-ура, наша производственная драма близится к завершению (завязкой картины стали трения внутри узкого немецкого коллектива, который никак не мог выпустить для СССР требуемую по контракту оптику; эти неудачи и были причиной уже упоминавшихся разборок), но у Миндадзе ещё есть сюрпризы.
Проходит несколько месяцев, и наш Ханс, теперь уже обер-лейтенант Вермахта, прибывает вместе с передовым немецким отрядом в тот городок, где он некогда работал на оптическом заводе. Как это получилось, к сожалению, не объясняется.
И действительно, это же так естественно, что, после начала войны, немецкий персонал не был интернирован, но переправлен обратно в Германию, после чего Ханс, с его оборонной специальностью, был мобилизован и направлен именно в ту группу армий, в тот корпус, в тот полк, что захватили городок, где и был наш завод. «Совпадение? Не думаю».
В городке Ханс первым делом идёт куда? Правильно – в парикмахерскую, которая, разумеется, открыта. Да, из клиентов он один, но это не мешает знакомой Петра, от которой он в своё время, как мы помним, улизнул, обслуживать оккупанта.
Ханс решает сыграть в рискованную игру, впрочем, для любителя эротических шахмат иное и невозможно: он требует, чтобы знакомая Петра его побрила. Пока девушка шурует с опасной бритвой, Ханс, беззащитно подставив горло, пытается её соблазнить.
Отдастся ли русская парикмахерша нахальному фрицу, станет ли героиней Сопротивления, уничтожив ценой собственной гибели одного врага?.. Увы, трагическая неизвестность: жестоко обломав задремавшего зрителя, Миндадзе врубает финальные титры.
Удивительно, но это двухчасовое гноище, специально снятое для фестивального проката, отборщики ведущих европейских форумов отчего-то отказались брать. Видимо, даже для них «Милый Ханс» показался too much.
Впрочем, у Миндадзе ещё есть шанс отыграться: говорят, его картину выдвинули на «Нику». Тут в успехе сомневаться невозможно: «Ника», сама обиженная и отодвинутая, любит привечать таких же обиженок.
Они нашли друг друга.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments