Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Четверть века назад
отношение к Революции 1917 (прежде всего в ее большевистском изводе) колебалось между откровенной враждебностью и равнодушием.
Немногочисленные поклонники, придавленные неприязненными вопросами сограждан «Если мы строим самое передовое общество на Земле, то где наши сорок сортов колбасы?», отходили в тень, воспринимаясь как нелепые реликты со своей верностью делу Ленина.
Но вот прошло время, проблема товарного дефицита и цивилизационного отставания от Запада в общем и целом разрешилась, и отношение к Русской революции начало постепенно меняться – в сторону явного потепления. Большую роль тут, несомненно, сыграло выключение 7 ноября из числа обязательного к празднованию событий – с парадом, демонстрацией трудящихся и повсеместными транспарантами.
Четверть века тишины на государственном уровне позволили впечатлениям отстояться, и, если не произойдёт ничего чрезвычайного, то следующий год, на который приходится столетие ВРР, превратится в ползучую реабилитацию этого события – вопреки ужасу белых и монархистов.
Предотвратить эту неизбежную глорификацию нет никакой возможности, поскольку, повторюсь, Революция, скрываясь в течение четверти века на периферии общественного сознания, утратила значительную часть негатива.
Во-первых, после двух десятилетий относительной сытости, лично обиженных ВРР совсем не осталось («Если бы не большевики, сейчас мы бы на своем кабриолете по средиземноморскому серпантину с бутылкой "Вдовы Клико" прямо из горла»).
Во-вторых, не обнаруженные за истекшее время аристократические корни вынуждают несколько иначе смотреть на тот социальный лифт, которым стал для дедов и прадедов ныне живущих 1917-й. Это не совсем приятно признавать, но господа действительно остались в Париже, здесь же – по преимуществу отпрыски Третьего сословия.
Соответственно, Великая Русская революция, отметив свой вековой юбилей, станет восприниматься не как общественно-политическое, но – сугубо эстетическое событие. Да, кровавая трагедия. Но – великая трагедия. Да, сотворённая безжалостными людьми, не щадившими ни себя, ни других. Но – великими людьми. Да, она полностью перевернула Россию, когда от прежней ничего не осталось. Но – это был великий переворот, тряхнувший и весь остальной мир...
На такой платформе (ВРР можно и нужно гордиться) легко объединятся многочисленные патриоты, исключая стойких правых: 1917 естественным образом впишется в ряд масштабных державных достижений, став прологом к 1945 и 1961.
Это примирение с прошлым, где Ленин и Николай Второй окажутся не антагонистами, а партнёрами по одному грандиозному историческому спектаклю, отчасти разрядит обстановку в обществе, сняв один «проклятый вопрос».
Впрочем, этот частичный релакс не коснётся главного аллергена – отношения к Сталину. Здесь, как показывает практика, четверть века оказываются слишком коротким сроком, и надо ждать еще пятьдесят лет, чтобы наконец отпустило.
Tags: Общество
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments