Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Оценивая происходящее с Надеждой Савченко,
следует понимать, что эта история была скверной с самого начала.
Сейчас, спустя почти два года, идеальным решением представляется то, если бы украинскую наводчицу прикопали бы тут же – по горячим следам, когда она только попала в плен к луганскому ополчению. Однако, по какому-то неведомому пока стечению обстоятельств, захваченную Савченко принялись использовать в большой пропагандистской игре, включающей в себя судебный процесс и обвинительный приговор.
Возможно, свою роль сыграл статус погибших журналистов (всё-таки ВГТРК), и власть оказалась заложником этого медийного нагнетания, но, так или иначе, роковой приказ поступил, и Савченко оказалась в жерновах российской правоохранительной системы.
Проблемы обозначились буквально с первых минут, стоило вывести этот случай в публичное поле. И дело не только в статусе самой Савченко, которая, пусть и в качестве бойца карательного батальона, а не военнослужащего ЗСУ, принимала участие в гражданской войне на территории своей страны, а значит, если она причастна к гибели россиян, то расследование и наказание должна проводить легитимная власть государства Украина.
Не меньшую трудность представляло появление Савченко в России. Версия о самоходе не выдерживала критики, было очевидно, что ее передали структуры ЛНР нашим силовикам, но тут – вместо чёткой и жёсткой позиции – возникала сущая невнятица.
Россия могла сказать, что, поскольку Савченко подозревается в убийстве российских граждан, она была изъята с территории Луганщины и переброшена через границу – в таком же порядке, как это делают, например, США, когда это касается судьбы их граждан.
«Да, мы подтёрлись украинским суверенитетом, и будем подтираться им впредь. Трепещите, гады, достанем всех...» – увы, это не было сказано, отчего с чистым сердцем поддерживать обвинение против Савченко у рядового избирателя, руководствуясь не телевизионной накачкой, но рациональными аргументами, было невозможно.
Все мы понимали, что это – показательный процесс, причём процесс не слишком умело подготовленный, финалом которого будет неизбежный размен Савченко на кого-нибудь из наших пленных. Именно это понимание и придавало силу стороне защиты, которая могла, не заботясь о смягчении срока и сотрудничестве со следствием, спокойно набирать пиар-очки из скандального противостояния.
Стоит отдать должное украинским политикам, которые также не упустили представившуюся возможность и отыграли ошибки России по полной: первое место в партийном списке, депутатство в ПАСЕ, «Наде – волю», сухие и прочие голодовки и т.д.
Ответом на эту кампанию могли бы стать железобетонные аргументы (Савченко берут на месте преступления с дымящимся стволом), но их нету, отчего в медийном поле все обвинение, лишённое картинки, рассыпается. Единственное, что позволяет процессу двигаться, это инерция судебной системы, доводящая всю историю до важной точки – обвинительного приговора.
Словом, дело Савченко – это сплошные имиджевые убытки России, на которые капают внутренние проценты, поскольку сопровождение процесса для домашней аудитории включает педалирование темы возмездия: Савченко не просто украинский каратель, убивавший луганчан, на её руках – кровь российских журналистов, а значит, мы не просто имеем право ее судить, но и обязаны.
Очевидно, что такой взаимный разгон эмоций ничем хорошим обернуться не способен, и самое лучшее, что можно в данном случае предпринять, чтобы вывернуться из этой грязной истории, в которой Российское государство выступает большой грушей для информационного битья со всех сторон, это сбыть Савченко с рук, чтобы она превратилась из нашей головной боли в украинскую.
Наконец-то – после почти двух лет державного мазохизма – это сделано, причём сделано опять же не безупречно (Савченко была помилована без прошения с её стороны, помилована, фигурально выражаясь, насильно, с подключением родственников погибших, которым теперь пришлось объяснять, что возмездие – это понятие довольно широкое и надо понять и принять). Но, как бы то ни было, сейчас Савченко больше не является проблемой России, и уже за одно это можно приветствовать произведённый размен.
Резюмируя. В истории с украинской наводчицей мы крепко вляпались, переоценив свои возможности. Противная сторона нас, в общем, переиграла (Савченко держалась стойко, на капитуляцию не пошла). Тянуть дальше, рассчитывая, что внезапно всё чудесным образом переменится, было наивно и глупо. Надо было ставит точку. Точка поставлена.
Поводов для радости – кроме возвращения домой пленных разведчиков – нет совершенно. Есть серьёзный повод задуматься и извлечь уроки на будущее, как именно следует строить подобного рода кампании и процессы, учитывая, что медийный контекст враждебен России.
Возможно, подслащая пилюлю, что последующая судьба Надежды Савченко на оказавшейся вдруг мачехой родной Украине сумеет отчасти нивелировать негативный эффект, но это тема для отдельного разговора.
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    О миролюбии. Годы, проведённые в детском саду, в средней школе (высшая школа, пожалуй, на это оказывает меньшее влияние), формируют одну любопытную…

  • (no subject)

    Году в 87-м мы всей семьёй отдыхали в славном районе южной столицы России – местечке Хосте. Время тогда было советское, пансионатов на всех не…

  • (no subject)

    В одной из студенческих компаний столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments