Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Экранизация Франсуа Трюффо
романа Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» (скорее, не романа, а длинного рассказа, поскольку в книге отсутствуют какие-либо дополнительные сюжетные линии и всё происходящее подается через фигуру главного героя, пожарного-ренегата Монтага) интересна как пример того, с чем сталкивается художник, переходя из одной повествовательной материи в иную, в нашем случае – в визуальную.
Брэдбери, не покидавший пространство текста, удовлетворился, рисуя мир тоталитарного будущего, простым указанием на то, что в этом мире книги окажутся под запретом, их нельзя будет хранить, читать и тем более распространять – под угрозой наказания.
Для Брэдбери и его читателей такого указания оказывается вполне достаточно: остальное дорисовывает фантазия, которая вычёркивает все запрещённое из повседневного обихода. Но для Трюффо, переносящего исходный текст на экран, этого оказывается уже недостаточно, ему мало просто сообщить зрителю, что этот дивный новый мир отторгает книги, зритель должен ощутить это отторжение визуально.
Как это сделать? Вариант Трюффо – полностью изгнать всякое печатное слово из кадра, начиная прямо с титров, роль которых исполняет диктор, объявляющий имена создателей картины. У Брэдбери такого радикализма нет, письменные тексты (жена Монтага упоминает о присланном ей сценарии) присутствуют, хотя внимание на этом их присутствии не акцентируется, для Брэдбери важнее иное – изгнание печатных книг.
(Обозначим попутно дефективность фантазии американского писателя, который, существуя внутри законопослушного общества, не может представить самые элементарные способы, как легко обойти государственный запрет. Персонажи Брэдбери настолько простодушны, что бессильны изобрести элементарное прикрытие для дорогих им книг. Они словно намеренно провоцируют пожарных, храня тома или целые библиотеки, которые так удобно обнаруживать и потом сжигать. В то время как переписанные от руки или отпечатанные на машинке, не говоря уже об аудионосителях, т.е. оторванные от своей гуттенберговской формы книги существенно осложняют борьбу с инакомыслием... Но Бог с этим, в конце концов, Брэдбери игрался с метафорой, а не перебирал реальные варианты преодоления цензуры в по-настоящему тоталитарном обществе.)
Трюффо же, действуя в интересах визуализации, исправляет нерасторопность Брэдбери, но, вытаскивая хвост, увязает головой. И действительно, если печатное слово тотально вычищено, если, в качестве носителей информации, используются только картинки, то возникает вопрос, как вообще такое общество может существовать – чисто функционально?
Как, например, быть с законами, распоряжениями, приказами, инструкциями? Запоминать на слух. Прекрасно – что-то можно заучить (как в школах учат таблицу умножения, не ограничиваясь однозначными, но включая и двузначные числа), но если речь пойдёт о сложных устройствах?..
Однако проблемы с эксплуатацией техники – это половина беды, самая жесть – эксплуатация людей. В мире Трюффо оказывается невозможно никакое управление и никакая бюрократия, поскольку основа основ её – личные дела, листки учёта, анкетные данные – представляют собой тонкие папки с несколькими фотографиями имярека.
Но и это не самое странное. Очистив будущее от письменных текстов, Трюффо сталкивается с неразрешимой проблемой: если в его мире не учат читать (просто потому, что нет букварей), то как тот же Монтаг мог овладеть этим навыком (в фильме первую свою книгу он проходит по слогам, очевидно припоминая ослабленную долгим перерывом способность, но когда и кем была заложена это способность, не уточняется)?
Словом, Трюффо остается лишь сочувствовать: попытка подправить Брэдбери только запутывает исходную невнятицу, когда конкретный образ (нацисты жгут неугодные книги) разрастается до принципа, которому подчиняется все повествование.
Трюффо хотел как лучше, но отмеченные выше несообразности и трудности материального характера (британская студия, на которой снималась картина, не тянула масштабный блокбастер – с Механическим псом, ракетными автомобилями и финальным Армагеддоном) превращают его экранизацию «451 градуса» в ухудшенное подобие, мягко говоря, не самой удачной книги в истории литературы.
Оказаться слабее Брэдбери было не так-то просто, но у Трюффо это, на удивление, получилось.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Почему, несмотря на нынешнюю востребованность, политические телеграмм-каналы обречены, в конечном счёте, поиграть традиционным СМИ? Дело тут сугубо…

  • (no subject)

    Как известно, каждая эпоха заново прочитывает прошлое, причём это прочтение больше говорит о самой эпохе, чем о прошлом. Вот и создателям…

  • (no subject)

    Смотрел тут одну из телевизионных лекций Вячеслава Иванова, посвящённой индоевропейской семье языков. Первое впечатление – сильное разочарование: в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment