Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Фильм Оливера Стоуна «Сальвадор»
сейчас, спустя тридцать лет после его появления, любопытен прежде всего тем, что там поставлен весьма важный для общественного самочувствия вопрос о том, каково этого – быть приличным человеком в нашем скверном мире.
Грубо говоря, вот есть маленькая центральноамериканская страна Сальвадор, переживающая свою маленькую гражданскую войну со всеми её непременными атрибутами – партизанами, карателями, похищениями, пытками, террором контрразведки и иностранным вмешательством.
Типичная такая латиноамериканская история, которая, со времён Войны за независимость от испанского владычества где только ни случалась – от Аргентины и до Гватемалы: левые против военных.
На стороне левых – прежде всего симпатии, хотя порой и прямая материальная помощь Варшавского блока и его союзников, прежде всего Кубы; на стороне военных – Соединённые Штаты Америки, которым мелкие дрязги на своём заднем дворе не слишком интересны, но, ради сдерживания коммунизма, приходится включаться, отправляя советников, оружие, снабжая деньгами.
Понятно, что гражданская война в странах иберийского темперамента не может не сопровождаться эксцессами, которые определённо выделяются даже на фоне совсем не вегетарианских нравов Азии или Африки, где тоже умеют втаптывать человеческое достоинство в кровавую грязь.
И вот в этот срочно покинутый Богом уголок планеты отправляется американский журналист Ричард Бойл, который отнюдь не новичок и повидал на своём веку достаточно горячих точек, включая полпотовскую Кампучию.
Будь Бойл стопроцентным американским патриотом или же стопроцентным американским леваком, ему пришлось бы в Сальвадоре куда проще. В первом случае, понимая, что национальные интересы США требуют, чтобы, по соседству с Никарагуа, не возник ещё один очаг красной угрозы, который, как это уже случилось в Юго-Восточной Азии, приведёт к падению одного за другим дружественных Америке режимов, Бойл честно бы закрывал глаза на все безобразия, что творят союзная Вашингтону сальвадорская хунта: лес рубят – щепки летят.
Во втором случае Бойл, ненавидящий правительство собственной страны и желающий ему поражений в большом и малом (только что США обделались в Иране, провалив спасение заложников, пусть теперь отхватят и в Сальвадоре), точно также закрывал бы глаза на все непотребства в исполнении партизан, которые тоже с увлечением лили вражью кровушку: это война, пощады не будет никому.
Но Бойл, как нарочно, либерал, который верит в американские ценности, поклоняется отцам-основателям, чтит Конституцию и серьёзно полагает, что миссия Америки – исправление этого грешного мира, не торгашеская реалполитик, но спасение.
Бойл, в отличие от своих виртуальных оппонентов, не считает, что есть два мира: США, где действуют законы, и всё, что находится «к востоку от Суэца», т.е. у себя в Америке мы обязаны обуздывать страсти, а за её пределами – уподобляться местным.
Бойл, по своим взглядам, универсалист, именно поэтому, не принимая сальвадорских военных и американских дипломатов, которые им потворствуют, он также не принимает и партизан, которые для него чересчур жестоко и, в сущности, мало чем отличаются от своих визави, просто в данный момент не находятся у власти.
Таким образом, Бойл отвергает оба противоборствующих лагеря, сохраняя моральную чистоту, за что удостаивается зрительской симпатии, но одновременно оказывается в серьёзном идейном тупике, поскольку умыть руки, призвав чуму на оба дома, это, в общем, ни о чём: страдания простых людей, попавших в сальвадорский политический замес, от этого не прекратятся.
Стоун, чувствуя эту слабость, находит для Бойла выход, заключающийся в эвакуации одной местной семьи в США. Однако понятно, что это – жест отчаяния, поскольку в главном Бойл, «двух станов не боец», проиграл: судьба Сальвадора решается не им и не такими, как он, а теми, у кого руки по локоть в крови.
Я бы, возможно, не обратил на коллизию Ричарда Бойла внимания, если бы она не воспроизводилась у нас на глазах по тому же украинскому вопросу, когда есть твёрдые лоялисты, ждущие падения киевской хунты, есть столь же твёрдые, хоть и гораздо более малочисленные, сторонники Украины, и есть те, кто определению Александра Тимофеевского, «любит Родину, но не любит Путина, кто предан свободам, но не заукраинец».
Этой третьей категории сегодня тяжелее всего, Ричард Бойл их прекрасно бы понял.
Tags: Общество
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments