Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Записки президента».
Вышедшие в 1994 году промежуточные мемуары Бориса Ельцина ценны именно тем, что они появились по горячим следам, а значит, многие моменты, которые, спустя время, были бы изъяты по соображениям цензуры, в них сохранились.
Ельцину, который за несколько лет сумел принести своей стране столько горя, требовалось немедленно оправдаться, и потому оперативно завершённые «Записки…» (в предисловии стоит «30 октября 1993», хотя в примечаниях упоминаются события февраля 1994) были выпущены в Финляндии стотысячным тиражом.
И теперь этой вынужденной откровенностью можно пользоваться, чтобы составить более точное представление о том, кем был Первый президент России, предстающий со страниц своего совместного с Валентином Юмашевым труда как личность противоречивая, если не сказать – отталкивающая.
Во-первых и в главных, Ельцин – это, пожалуй, единственный из российских правителей человек, обладающий столь мощно выраженным антигосударственным, антидержавным инстинктом. 12 июня 1991 Россия выбирала себе не просто неудачного правителя, но подлинного её могильщика, ибо Ельцину было органически противно всё то, на чём стоит Русское государство, которое не может не быть империей, великой державой, мощной силой, определяющей судьбы ближних и дальних соседей.
Ельцин был разрушителем той России, которую создавала целая плеяда отечественных государей, начиная от Ивана Великого, если не раньше: превратиться в малую часть Запада, отказаться от своего особого пути, презреть свою оригинальность, свою самобытность, принять чужие – общечеловеческие – ценности, сломать державную матрицу, впечатанную в сознание за столетия политического развития.
Ельцин пришёл крушить, и наша великая удача, что его «творческая деятельность» оказалась столь непродолжительной. Тогда, в июне 1991, мы были отданы на заклание этому упырю, ещё не подозревая, что скрывается за грубоватой внешностью бывшего члена Политбюро.
Во-вторых, Ельцин невероятно наивен, если не сказать, туповат, когда речь заходит об отношениях с Западом и его лидерами. Он с такой непосредственностью хвастается, что находится на короткой ноге с ведущими мировыми политиками, что его принимают как равного, что ему аплодируют.
Всю эту шумиху вокруг своей персоны, которая сегодня представляется блестящей разводкой (глава России сдаёт накопленное предшественниками просто за красивые слова в свой адрес), он принимает за чистую монету и с дурацкой гордостью размещает многочисленные фотографии в обществе иностранных знаменитостей.
Причём Ельцин, постоянно подчёркивающий свою невероятную проницательность и фантастическое чутьё, не осознаёт, что его давно уже «завербовали», сделав податливым и совсем ручным, не предложив взамен ничего. Вот просто – ничего.
Достаточно было Маргарет Тэтчер принять тогда ещё оппозиционного политика Бориса Ельцина у себя на Даунинг-стрит, когда большинство западных лидеров отдавали предпочтение Горбачёву, и наш Борис Николаевич потёк, как фанатка при виде кумира. После этой встречи с Ельциным можно было делать всё что угодно.
В-третьих, Ельцин на редкость коварен и вероломен. В «Записках…» хватает эпизодов, когда Борис Николаевич, с загадочным простодушием, рассказывает, как он кинул то одного, то другого близкого себе человека.
Это мог быть Геннадий Бурбулис, Руслан Хасбулатов, Егор Гайдар, члены гайдаровского правительства – как только вызревала необходимость, Ельцин прощался с преданным себе человеком, который был готов отдать всего себя ради успеха ельцинской карьеры, безо всяких сантиментов.
Особенно ярким кидок получился с Александром Руцким, который баллотировался вместе с Ельциным в качестве вице-президента и за которого, как и за Ельцина, голосовали миллионы россиян: союз с военным, прошедшим Афганистан лётчиком был совершенно не лишним в ходе избирательной гонки.
Победив на выборах, Руцкой превращался во второго человека в стране и по должности и по полученному мандату. Однако Ельцин очень быстро низвёл Руцкого до заурядного порученца, который выполняет отдельные задания главы государства и по статусу находится ниже, чем иные вице-премьеры: мол, «даже школьникам старших классов известно, что вице-президент – фигура представительская».
В-четвёртых, Ельцин изумительно двуличен. Не секрет, что начало его всероссийской популярности – это борьба с привилегиями, когда бывший член ЦК разоблачал погрязших в роскоши партийных бонз, сам ездил на троллейбусе и наблюдался в районной поликлинике.
Однако, став Председателем Верховного Совета РСФСР, Ельцин тут же завязал с ригоризмом и стал, по собственному признанию, выбивать многочисленные привилегии, включая персональную дачу в посёлке Совмина Архангельское.
Оправдывался же за это переобувание в воздухе Борис Николаевич так: его сторонникам нужна прежде всего борьба с партократией, а не с привилегиями, а значит, можно пересаживаться из троллейбуса в персональную «Волгу» с машиной сопровождения.
Кстати, о «Волге». Ельцин, который, став во главе ВС РСФСР и жёстко конфликтуя с Союзным правительством, сумел параллельно договориться с ГАИ, которая была подчинена тому же правительству, чтобы для его проезда каждый день перекрывали Тверскую-Ямскую: зачем разворачиваться у Белорусского, поедем напрямик – через восемь полос.
В-пятых, Ельцин принципиально антинационален, он – целиком и полностью продукт советского интернационализма, для которого русского народа и его интересов вообще не существует. Характерная деталь: в основном тексте «Записок…» (они состоят из двух частей: написанное Юмашевым Ельциным и выжимки из новостной ленты) вообще не упоминаются события 1992 года в Приднестровье, когда молдавские нацики принялись решать русский вопрос силой оружия.
Ельцин игнорирует эту историю полностью, хотя в главе об Августе 1991 у него появляется генерал Лебедь, а единственный отголосок той короткой войны – это бойцы двух батальонов, защищавших Белый Дом в октябре 1993.
В-шестых, Ельцин – это, по своей сути, предатель и коллаборационист. В «Записках…» порядка пятнадцати страниц отведено на публикацию совершенно секретных документов из архива Генерального секретаря ЦК КПСС, которые были переданы президенту России уходящим Горбачёвым.
Зачем нужны в книге о 90-х годах материалы об убийце Кеннеди Освальде и контактах ирландских борцов за свободу с Москвой по поводу поставок оружия, не совсем ясно, но если бы Ельцин только хвастался доступом к государственным тайнам!..
Нет, этого ему мало, он ещё и сдаёт, публикуя план одной из операций КГБ по доставке груза с оружием (с перечислением сил, средств, перекрестного легендирования, географических координат), методы работы спецслужб, нанося прямой ущерб безопасности страны.
Единственный аналог этой гнусности – выдача последним председателем КГБ Вадимом Бакатиным американцам схем прослушивания американского посольства, ставшая эталоном нравственного падения. Бакатина извиняет лишь то, что он вскоре покинул свой пост, Ельцин же ещё несколько лет возглавлял страну.
В-седьмых, Ельцин комичен в своём стремлении копировать американские лекала. Поскольку в США и вообще на Западе у политиков принято выдвигать на первый план семью, демонстрируя близость к согражданам, Ельцин жалеет сил, чтобы ввести читателя в круг его семейных дел.
Он с утомительной сентиментальностью рассказывает о супруге, которая, стоит отметить, на фото выглядит куда умнее мужа, о дочерях, вводит в повествование зятьёв, подробно останавливается на внуках.
Эта навязывание чужой приватной жизни даёт обратный эффект: вместо утепления образа, как, видимо, задумывалось Юмашевым, рождается раздражение, переходящее в агрессию. «У тебя, старая ты сволочь, разваливается страна, миллионы людей становятся беженцами, один за другим вспыхивают кровавые этнические конфликты – от Тирасполя до Оша, а ты нам тут втираешь, как вы смотрите всем кагалом программу «Время» и бурно её обсуждаете!..»
В-восьмых, Ельцин, разумеется, случайно, не намеренно приоткрывает подлинные механизмы своей победы в Октябре 1993, когда его власть висела буквально на волоске. И я сейчас не про странную многочасовую задержку с вводом армейских частей для подавления сопротивления.
Оказывается, группы «Альфа» и «Вымпел» поначалу отказывались идти на штурм Белого Дома, мотивируя этом тем, как с негодованием сообщает Ельцин, что с машинистками они не воюют. Однако этих мужественных парней, не пожелавших проливать кровь гражданских, в покое не оставили и потащили к Белому Дому – якобы для поддержания морального духа осаждающих: мол спецура с нами, Хасбулатов, хенде хох.
Но и это оказалось мало. Четверых альфовцев на БМП выдвинули к самому зданию, чтобы на всякий случай провести рекогносцировку: вдруг передумаете и согласитесь на штурм. Во время вылазки обнаружили раненого. Один из спецназовцев отправился ему на помощь.
И тут вдруг некий загадочный снайпер, которого, разумеется, не нашли, стреляет альфовцу в спину, да так метко, что не только пробивает бронежилет, но и сражает того наповал. После чего группе «Альфа» ничего не остаётся кроме как идти брать Белый Дом, мстя за погибшего товарища.
Какой поразительно удачный и точный выстрел и как вовремя: по разработанному ночью 4-го октября плану танкисты поджигали Белый Дом, десантники его окружали, а штурмовать должны были спецы. Всё было уже сделано, последнее слово оставалось за спецами, и они его сказали, точнее, им помогли его сказать.
Итак, «Записки президента» – впечатляющая и поучительная книга, после которой 31 декабря 1999, когда Ельцин подал в отставку и укрылся в Барвихе от «дорогих россиян», воспринимается как праздник избавления от восьмилетней мглы.
Сейчас в либеральных кругах принято благословлять дыхание Чейн-Стокса, но моё личное 5 марта – это теперь последний день уходящего года, когда Ельцин закончил своё политическое бытиё.
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments