Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Уточнение духовного облика Бориса Ельцина.
В тех же «Записках президента» есть совершенно поразительная в своей разоблачительности проговорка. Ельцин, завершая главу, посвящённую периоду со второй половины 1992 по первую половину 1993, говорит, что эта часть книги – для него самая тяжёлая.
Иначе говоря, мучительнее всего Борису Николаевичу было рассказывать не о событиях Октября 93-го, когда, только по официальным данным, на московских улицах погибло полторы сотни человек, когда Россия пережила свою маленькую гражданскую войну, когда едва не было потеряно государство, обнаружившее паралич своих силовых структур, но предшествующий этому период.
Период, который рядовой читатель вряд ли заметил в той круговерти и о котором совершенно точно позабыл, ибо последующее (к Октябрю можно добавить столкновения на Ленинском проспекте 1 мая 1993 – тоже с погибшими и покалеченными) вымело из памяти тогдашнюю возню между Верховным Советом и президентом.
Но Ельцин не забыл и, внутри, для себя, переживал эти недели как наиболее неприятные на этом отрезке своей политической биографии, ибо – за несколько последних лет успешной и блестящей публичной карьеры, когда его буквально носили на руках – впервые столкнулся с враждебностью и откровенной ненавистью аудитории.
Ельцин, о котором было принято думать, что он – кремень, бульдозер, каток, которому всё нипочём, предстаёт в подлинном своём свете – как человек, чрезвычайно зависимый от успеха, от благожелательности толпы, желающий прежде всего понравиться и сорвать аплодисменты.
Гайдар, который на фоне монументального Ельцина, спортсмена, детство проведшего в драках стенка на стенку, смотрится комичным ботаном с его вечными причмокиваниями, вдруг оборачивается настоящим бойцом, который выходит ко враждебной аудитории и рвёт её, давя аргументами, задором и уверенностью в собственной правоте. Гайдару не нужны аплодисменты, у него нет этой наркотической зависимости, а значит, он по-настоящему свободен и открыт для манёвра.
Именно поэтому, кстати, вечером 3 октября защищать демократию – на баррикадах и без оружия – народ позвал Гайдар, который не выгадывал, как это отразиться на его будущем, принимая на себя ответственность за возможные и, если свалка выйдет неуправляемой, массовые жертвы.
Ельцин так рисковать не стал, ибо чувствовал, что ответ может выйти грубый и неприятный: «Ты эту кашу заварил, Борис Николаевич, за два года не сумев со своими депутатами договориться, ты её и расхлёбывай, а нашими телами не прикрывайся».
Любопытно, кстати, что вечный противник Ельцина Горбачёв в такой недружелюбной среде существовал годами – и как-то справлялся.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    Установленный в Великом Новгороде памятник «Тысячелетие России» состоит из трёх частей. На самом верху – ангел с крестом и олицетворяющая страну…

  • (no subject)

    Пока об этом нет времени задумываться – украино-бандеровские войска ещё топчут землю Новороссии, – но рано или поздно, одержав победу в войне,…

  • (no subject)

    С некоторых пор серьёзно озабочен неизбежным тупиком в развитии коммуникативных средств. Важнейшим, после появления письменности, изобретением был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment