Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Чем примечательна история со скандалом
в московской элитной школе? Она примечательна двумя обстоятельствами.
Во-первых, в долгом споре государственников с негосударственниками появилось некое твёрдо установленное обстоятельство. Прежде критикам этатизма и сторонникам неизбежного и скорого отмирания машины подавления (оно же государство) казалось, что у них есть ясная и привлекательная альтернатива этому заржавелому социальному механизму.
Нам смену государству неизбежно придут многочисленные свободные самоорганизующиеся ассоциации, которые сначала отберут часть функций, а потом и вовсе сделают эту махину не нужной.
Да, процесс не будет простым, потому что неоднородность населения мешает прогрессу, но, когда массы станут по-настоящему просвещёнными, толерантными и незашоренными, когда менталитет населения избавится от смешных предрассудков, вот тогда…
Теперь же выясняется, что это «тогда» вряд ли когда-нибудь наступит, потому что даже самые передовые и продвинутые люди (а в качестве человеческого материала любовно собранного в 57-й школе не приходится сомневаться), если они лишены внешнего надзора и контроля, если они полностью предоставлены себе и своим порокам и склонностям, совершенно не способны противостоять соблазну.
Значит, чтобы аналогичные истории не повторялись, общество будет вынуждено по-прежнему пользоваться услугами государства, которое оказывается той последней инстанцией, куда может пожаловаться униженный и оскорблённый в своём окружении человек.
Это, разумеется, малоприятный вывод, поскольку полагать последним рубежом социальной защиты следака или мента не слишком комфортно, однако, если люди со светлыми лицами и доброкачественными генами могут устраивать коллективный ад не хуже представителей иных, куда менее распиаренных сословий, то ничего другого не остаётся: ваше слово, товарищ майор.
Второе обстоятельство имеет скорее исторический характер. Когда волна разоблачений сталинизма поднялась в нашей стране в очередной раз, одним из главных удивлений прозревшей публики было всеобщее молчание населения в описываемую эпоху.
Потомки поражались: как это могло быть, когда исчезали миллионы, а остальная страна ничего не замечала и ничего не чувствовала. Да, объясняли, тогда царила атмосфера страха, люди боялись, зато потом – прозрели и ужаснулись.
В сюжете с 57-й школой события разворачивались по схожей схеме: десятилетия посягательств, десятилетия домогательств, отдельные короткие всполохи признаний, но, в основном, благостная тишина и всеобщее довольство.
И схожая аргументация в оправдание: мы в кольце врагов, которые мечтают уничтожить школу, нельзя отдельными недостатками дискредитировать великое начинания, на чью воду льёте мельницу?..
Это очень полезный, как ныне принято говорить, кейс для тех, кто пытается разобраться в социальной механике сталинизма. А также пламенный привет всем любителям Хрущёва и его очищающей практики: поклонялись Никите Сергеевичу теоретически, теперь поклонитесь практически, когда 57-я школа переживает свой Двадцатый съезд.
И не сметь отворачиваться: «мы поимённо вспомним тех, кто поднял руку», т.е. покрывал своим молчанием насильников и педофилов. Всех.
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment