Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Николай Второй,
лишённый сначала престола, а потом и жизни, оставленный всеми, одинокий, бессильный, парадоксальным образом сумел, в конечном итоге, одолеть своих мучителей, оставив последнее слово за собой.
Сейчас это кажется особенно ясным, что, расправившись с царём и его семьёй в Екатеринбурге, большевики совершили, по мудрому замечанию Талейрана, больше, чем преступление, это была не просто ошибка, но громаднейший просчёт, единственное извинение которого – нетерпеливое желание уральских товарищей лично войти в Большую историю, навсегда связав свои судьбы с судьбою последнего самодержца.
И действительно, если бы вынашиваемый кремлёвским руководством план организации публичного процесса над «бывшим царём» состоялся, новый режим приобрёл бы таким образом серьёзное подспорье для своей легитимности на длительную перспективу.
Помимо того, что это был бы незабываемый спектакль – Троцкий в качестве главного обвинителя являлся бы тому порукой, – осуждение и последующая казнь Николая (в том, что приговор оказался бы именно таким, сомнений быть не может: не для того устраиваются подобного рода процессы, чтобы отпускать фигурантов) получили бы столь важную для общественного мнения форму соблюдения приличий.
Соответственно, в ответ на любые претензии по поводу цареубийства тогдашние коммунисты и их сегодняшние левые поклонники могли бы, не без толики цинизма, конечно, отвечать: «Был суд, гласный, состязательный, длительный. Гражданину Романову назначили адвокатов, лучших, заметьте, он имел право вызывать свидетелей в свою защиту, привлекать документы, предъявлять материалы.
Однако – под грузом улик, протоколы процесса опубликованы, читайте – бывший царь частично признал свою вину. Над ним не издевались, ему предоставили все условия – священника, последнее желание приговорённого, прощальные письма родным. Перед смертью он держался мужественно: хоть он нам и враг, но мы готовы это признать…»
Иначе говоря, поведи себя большевики в таком ключе, соблюди они процедуру в отношении Николая и не тронь его семью и слуг, эта страница нашей истории оказалась бы перевёрнутой ещё в начале 1919 года, и если бы к ней возвращались, то только из академического интереса. Но Уралсовет летом 1918 рассудил иначе, и всё завертелось, да так, что круги расходятся до сих пор.
Что самое скверное для большевиков в убийстве царской семьи? Не сам факт злодеяния, проявленная тогда жестокость – отнюдь не запредельная, бывали случаи и покруче. Главное, в чём пролетели большевики, заключалось в том, что расправу над Николаем нельзя было предъявлять публично, но необходимо было если не таить (шила в мешке не спрячешь), то, по крайней мере, не выпячивать.
«Что стало с царём после революции?» «Его расстреляли». «А у него вроде дети были, они куда – в эмиграцию?» «Нет, их расстреляли вместе с ним». «Как, и детей тоже?» «Тоже». «Но зачем – они же дети?»
И этот вопрос – естественный и совершенно не злонамеренный – оказывался для любого сторонника Советской власти, коммуниста или нет, контрольным в голову. Не отвечать на него было нельзя, но как ответить?
Любой вариант оказывался хуже. Сказать, что у всякой революции есть издержки и ипатьевский подвал – одна из таких издержек, означало расписаться в полной дискредитации своей великой идеи: если коммунисты строят самый справедливый общественный строй на земле, который покончит со всяким злом, всякой пакостью, всякой скверной, то почему это строительство должно начинаться с сознательного зверства, тут уже не слезинка ребёнка, тут целая река, водопад…
Другой заход – «Так им и надо, пили нашу кровушку, пусть умоются своею, у классового врага нет детей, есть только будущие убийцы, и вообще лес рубят, щепки летят» – означал полное и недвусмысленное признание в склонности к людожорству: «Спасибо. Мы вас поняли. Больше вопросов не имеем. Где тут у вас на воздух?»
Потому единственным выходом было недопущение самих вопросов, т.е. информация о судьбе царя не скрывалась, но давалась скупо, без подробностей, в подстрочном, так сказать, примечании. Коммунисты понимали всю сложность своего положения и мудро тему не педалировали: гордиться тут нечем, пропагандистских очков не набёрешь, лучше замять для ясности.
И чутьё их совершенно не подводило. Я помню собственные ощущения, когда впервые прочитал о ипатьевской казни – со всеми подробностями, как убивали, как прятали, как пытались избавиться от тел и т.п.
Ужас и омерзение от прочитанного был таким (особенно впечатлила последующая эпопея с заметанием следов, когда убийцам мало было просто лишить своих жертв жизни, но непременно следовало лишить их права упокоиться с миром, по-людски), что само собой возникло убеждение: государство, возникшее из екатеринбургского кошмара, утвердившееся этой казнью, не имеет права существовать и должно быть как можно скорее разрушено.
Но, повторяя, ничего бы этого не было, устрой большевики осенью 1918 года показательный процесс над Николаем Романовым. Более того, это не только облегчило бы жизнь им тогда, но оказалось бы не лишним и их идейным потомкам, которые, пытаясь отвести обвинения в цареубийстве, вынуждены расписываться в сущем людоедстве, с яростью отстаивая память того же Петра Войкова, одного из участников ипатьевского дела.
Хотя элементарный здравый смысл подсказывает, что защищать Войкова – себе дороже, что гораздо уместнее – в плане общественных симпатий – вообще элиминировать весь этот сюжет, признав, что, поскольку Войков замешан, скажем предельно нейтрально, в неоднозначной истории, поднимать его на щит не стоит, героев советской эпохи, на репутации которых ни пятнышка, хватит на все станции метро, и не только московского.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments