Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
В своё время это высказывание Александра Рыклина
надело достаточно шуму: «Для успешного и относительно мирного транзита власти достаточно 10 процентов жителей Москвы и молчаливого неучастия остального населения страны. Из десяти процентов москвичей, один процент должен быть готов к серьёзным рискам...»
За эти слова видному оппозиционеру уже досталось, особенно за такой пассаж: «…на первоначальном этапе (возможно, первый год строительства новой страны) мнение большинства граждан России придется игнорировать...»
Я ничуть не собираюсь порицать антидемократические убеждения представителя либерального лагеря – об этом знает каждый, кто хоть иногда читает тексты Рыклина и его единомышленников. Меня, в данном случае, интересует сугубо технологическая сторона предстоящего «мирного транзита власти», поскольку очевидно, что в своих расчётах главный редактор «ЕЖ» ошибается.
Недооценка роли провинции в предстоящем перевороте – это именно то, что может выйти российским оппозиционерам боком. Традиционная ссылка на пример большевиков, взявших столицу, сформировавших свой кабинет и уже потом появших остальную страну, не учитывает подлинной истории победы ленинской партии в 1917 году.
Зайдём чуть издалека. 19 ноября, когда Петроград и Москва давно были уже в руках большевиков, в городе Быхове, где содержались арестованные участники корниловского заговора, было неспокойно.
Генералы Корнилов, Деникин, Лукомский, Марков, зная о скором прибытии эмиссаров из Петрограда, готовились к побегу. Деникин, Лукомский, Марков переоделись в гражданскую одежду, распределили между собой фальшивые документы и покинули город.
Корнилов, который мог поступить так же, как его сотоварищи, бежать под чужой личиной отказался и повёл охранявший Быхов Текинский конный полк на Дон. Расчёт Корнилова был понятен: начинать борьбу с большевизмом лучше, имея под рукой уже готовую силу, чем формируя отряды из пробирающихся добровольцев на месте.
И в принципе, на момент ухода Текинского полка, ничто не могло поколебать справедливость этих расчётов. Страна, лишившаяся законной власти, погружена в хаос; остановить продвижение закалённых в боях текинцев не способен никто; если и обозначится где-либо сопротивление, оно будет тут же уничтожено.
Словом, марш Текинского полка из Быхова в Новочеркасск представлялся аналогом нашествия Аттилы: неудержимые, жестокие, победоносные, под командой самого Корнилова, кавалеристы пройдут кровавым ураганом по провинциальным губерниям.
Реальность оказалась несколько иной. Помимо чисто житейских неурядиц (некованые кони, плохое знание местности, дезертирство), Текинский полк втянулся в череду стычек и был вынужден пробиваться с боями, нарываясь не только на пулемётные засады, но и на бронепоезда, теряя людей и лошадей, отступая и уходя от погони…
Что же произошло? Оказывается, большевистское правительство, узнав об уходе Корнилова с полком, разослало телеграммы в те уезды, где он предположительно должен был проходить с приказом остановить и задержать мятежников.
Однако это ещё даже не половина дела. Разослать телеграммы – не сложно, главное, чтобы был тот, кто их принял – и у аппарата, и к исполнению. Так вот, в конце ноября 1917 года, несмотря на естественный хаос, большевики уже сумели создать систему власти в регионах, которая оказалась достаточно эффективной, ибо располагала собственными воинскими командами, способными на равных сражаться с Текинскими полком.
Причём, и это не менее важно, таких воинских команд была не одна и не две, но они регулярно возникали на пути у корниловского отряда, подтачивая его силы настолько, что было принято решение изменить направление движения – не на Новочеркасск, т.е. на юго-восток, но на Киев, т.е. резко на запад.
При этом Корнилов с группой верных людей отделился от основного отряда и, вскоре перейдя на нелегальное положение, добрался до донской столицы вообще в одиночку – с чужим паспортом и в штатской сряде, маленький обросший старик, в котором невозможно узнать бывшего Главковерха…
Как же возникла система большевицкой власти в регионах? Очень просто. Созданные после Февраля местные советы депутатов, в которых в течение нескольких месяцев шло накопление ленинцев и их союзников, после 25 октября отодвинули прежние структуры, подчинённые Временному правительству, и взяли все полномочия гражданского управления на себя.
Это можно называть переворотом, можно не называть, но важен результат: петроградский Совет народных комиссаров в течение месяца сумел подчинить себе значительное число губерний, тем самым утвердив свою власть над страной.
Иначе говоря, Октябрьский переворот не оказался лишь узкостоличной акцией, когда остальная Россия либо отстранилась от происходящего, либо была прямо враждебна новому правительству, контролирующему де-факто лишь Петроград, Москву и их пригороды.
Соответственно, учитывая «уроки Великого Октября», необходимо не рассуждать о процентовке, достаточной для успеха бунта в столице, но задумываться о том, как привлечь на свою сторону – не только эмоционально, но и институционально – провинцию, без приговора которой десять или даже пятьдесят процентов москвичей будут бессильны превратить их переворот во всероссийское событие.
Надо выстраивать свою систему параллельных органов власти, как это получилось в 1917 году, когда Советы естественным образом подхватили у павшего Временного правительства его «корону». Без этого выстраивания ничего не получится.
И возможные утешительные аналогии с недавним прошлым положения не спасут. Ельцин, победивший на президентских выборах в июне 1991 года, получил тем самым мандат на управление страной, став легитимным главой России, и потому отставка Горбачёва не воспринимался как переворот, но был давно назревшим устранением двоевластия.
Государственный аппарат был готов присягнуть Ельцину, восстановив вертикаль; в ситуации столичного бунта такой дисциплинированности точно не будет.
Tags: Теория
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment