Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
О географическом детерминизме.
В книге Михаила Тихомирова «Древняя Москва», в главе, посвящённой экономической составляющей столичной истории, перечисляются, в порядке значимости, торговые пути, которые использовались московскими купцами.
На первом месте, как это ни покажется сейчас странным, находится не Днепр с его вошедшим в поговорку «из варяг в греки», не Волга-матушка, но Дон, который, для московского торгового класса, был батюшкой задолго до того, как там стали накапливаться маргиналы и девианты, взявшими впоследствии гордое имя казаков.
Причина такой значимости Дона заключается в том, что через него проходил кратчайший маршрут до Константинополя, важными пунктами на котором были контролируемые итальянцами Сурож (Судак) и Кафа (Феодосия).
Именно генуэзцы и, в меньшей степени, венецианцы, распоряжавшиеся в клонящейся к закату Византии Палеологов, как у себя дома, и стали главными коммерческими партнёрами московских торговых сотен, первой из которых, по значимости и влиянию, была Сурожская, чьё имя уже означало её специализацию.
В ту эпоху окно в Европу для Москвы, что не означало, впрочем, всей России, было на юге – в Черноморском бассейне: стратегические товары иностранного происхождения шли именно оттуда, через итальянские руки. Восток, открывавшийся через Волгу, был вторым по значимости.
Так продолжалось, к сожалению, недолго. Падение Константинополя и переход Крымского ханства под османский протекторат закрыл для Москвы эту важнейшую артерию, вынудив купцов к переориентированию на новое направление, а государственную власть – к установлению контроля над этим жизненно важным маршрутом.
Любопытная деталь: частный, в общем, случай ликвидации Ромейской империи, которая в середине Пятнадцатого века была бледной тенью самой себя, отразился существеннейшим образом отразился на судьбах всех так или иначе вовлечённых.
После захвата Константинополя османы создали свою могущественную державу, раскинувшуюся в трёх частях Света на несколько столетий. Запад, которого лишили пути на Восток и прежде всего в Индию, вынужден был, развивая мореплавание, совершать Великие географические открытия, захватывать континенты и устраивать колонии по всему миру.
Россия тоже не смогла отсидеться в стороне и, испытывая потребность во взаимовыгодном обмене, вынуждена была бороться за обладание балтийским побережьем. Пока основной товарный поток для Москвы шёл через Чёрное море, присутствие Ливонского ордена и датчан в Прибалтике, ганзейская монополия на импорт и экспорт не казались удавкой на государственной шее.
Когда же не зависящий от капризов сухопутных соседей балтийский путь на Запад стал единственным, молодому Российскому государству пришлось втянуться в длительную эпопею по присоединению Прибалтики.
Отвоёвывание волостей начал Иван Третий, который не только основывал форпосты, но и устраивал дальние рейды вглубь вражеской территории, однако задачи выхода к Балтике не решил и оставил её своим наследникам.
Задача эта носила поистине роковой характер, поскольку требовала от государства и общества колоссального напряжения сил: Россия ввязывалась в борьбу не с одной, пусть и мощной державой, но с целой командой стран, когда на смену выбывшей тут же вставала другая.
Два с лишним века – вплоть до Ништадтского мира, не считая нескольких более поздних войн, носивших затухающий характер, – Россия прорывалась к Балтийскому морю, исправляя нанесённую османами в 1453 году проруху.
Всякий русский государь, стоило ему почувствовать некоторую прочность под ногами и короткую передышку от повседневных забот, обращался к северо-западным делам, сжигая в этом безнадёжном добывании побережья невеликие наличные ресурсы страны.
Чем важен этот пример с балтийской эпопеей Российского государства? Тем, что он весьма наглядно показывает, что вариативность стратегий развития – в ходе реального исторического процесса – есть вещь, в значительной степени, иллюзорная.
И пока ты не обеспечишь свои коммуникационные линии, ты и твои потомки будут биться башкой, сознавая, что есть и другие задачи (то же пресловутое развитие институтов), но, если стена не пробита, если задача не выполнена, ни о чём ином ни помышлять, ни загадывать нельзя.
Колея, она же каторга.
Tags: Геополитика
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments