Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Кубок».
Допустим, вы – тибетец и перед вами стоит задача снять фильм, который бы способствовал освобождению вашей родины от китайского владычества. Как это можно сделать? Самый простой и очевидный путь – сочинить историю о том, как кровожадные ханьские оккупанты тиранят беззащитный народ Тибета, грабя, насилуя, убивая, но никакие репрессии не способны заглушить стремление тибетцев к свободе и потому освобождение неизбежно.
Однако у такого само собой напрашивающегося решения есть свои слабости. Во-первых, власти КНР вряд ли будут приветствовать появление такой картины, а значит, её ждёт нелёгкая прокатная судьба, постоянные протесты посольств по всему миру, редкие просмотры из-под полы и почти полное невнимание прессы.
Во-вторых, когда на планете есть столько несчастных страдающих народов, ещё один претендент на сочувствие воспринимается без энтузиазма: «Всех не оплачешь». Тем более если этот претендент принадлежит периферийному региону, запертому где-то в глубине азиатского континента.
Потому можно пойти иной, более изощрённой дорогой, попытавшись так подать свой месседж, чтобы это не выглядело как недвусмысленная агитка, разводящая аудиторию на запланированные эмоции, т.е. легко прочитываемая и вследствие этого отторгаемая.
Именно такой дорогой пошёл ламаистский монах Хьенце Норбу, когда поставил свой фильм «Кубок». Внешне «Кубок» – это рассказ о том, как в находящемся на территории Индии монастыре его обитатели следят за Чемпионатом Мира по футболу 1998 года.
Рассказ у Норбу вышел динамичным, весёлым, местами ироничным и очень человечным. Оказалось, что ламаистские монахи, пребывающие в вынужденной эмиграции, терзаемы теми же страстями, что и остальной цивилизованный мир – смотрят футбольные матчи и истово болеют за любимые сборные.
Однако – за внешней незамысловатостью – скрывается крайне важный и успешно воплощённый посыл. Норбу сознаёт, что в деле освобождения Тибета, в борьбе со второй Сверхдержавой просто не будет, а потому нельзя игнорировать ни одного потенциально сочувствующего этому делу иностранца, на счету каждое сердце.
Соответственно, он – без лишнего нажима – вводит две темы. Во-первых, пунктирно, но настойчиво проводится мысль о продолжающейся оккупации Тибета. Прямых проклятий в адрес КНР нет, но сама ситуация, когда, чтобы стать монахами и выбраться из нищеты, подростки вынуждены с риском для жизни перебираться в Индию и навсегда расставаться с родственниками, более чем красноречива.
Во-вторых, Норбу – опять же через предлагаемые обстоятельства – демонстрирует прежде всего западному зрителю, что между ним и этими монахами нет никаких сущностных различий. Да, они носят странные одежды, участвуют в непонятных и несколько комичных церемониях, но, если соскрести с них эти детали, то внутри они окажутся точно такими же, как европейцы или латиноамериканцы.
Таким образом изначальное отчуждение, которое неизбежно, раз на экране люди иной культуры и расы, эффектно преодолевается, и перед нами уже не далёкие и потому не способные вызвать симпатию монахи-тибетцы, а почти что братья – футбольные болельщики, с которыми непременно найдётся общий язык и взаимопонимание.
Но коли перед нами на экране оказываются духовно близкие люди, которые прежде поклоняются Футболу, а уже потом – своим особым богам, что является совершенно нормальным для всемирного фанатского интернационала, то сам собой возникает вопрос: «А зачем китайцы так жестоко обходятся с этими симпатичными, понятными и почти родными нам людьми, ведь они не могут сделать ничего дурного, потом что они так похожи на нас, а мы, по определению, не способны на зло?»
И когда вопрос этот, по завершению просмотра, всплывает, Норбу может торжествовать, потому что та сверхзадача, которую он ставил себе, ввязываясь в этот проект (наивно полагать, что уважаемый монах предпринял такой труд только для того, чтобы развлечь нас на вечер комедией на специфическом материале), выполнена.
Люди не только узнали о китайско-тибетском конфликте, сделав это самостоятельно, без навязывания со стороны СМИ или общественных активистов, но и определённо заняли в нём сторону: территориальная целостность Китая – это незыблемо, но и тибетцев от всей души жалко.
И с этой жалости, с этого личностного восприятия происходящего вокруг Тибета начинается формирование благоприятной атмосферы по отношению к освободительному движению. Причём противостоять этому формированию оказывается довольно сложно, поскольку непосредственно дискредитировать картину «Кубок» невозможно: «Какая политика – это же про футбол кино! Вам везде политика мерещится…»
Словом, Хьенце Норбу снял пропагандистский шедевр, где определение «пропагандистский» не есть ругательное: «Я весь мир заставил плакать (в данном случае – смеяться) над красой земли моей». Дай Бог, чтобы и у нас появилась пропаганда такого уровня – раскрепощённая, просчитанная, с дальним прицелом.
Tags: Азия
Subscribe

  • (no subject)

    Когда, знакомясь с историей создания сценария Козинцева и Трауберга «Карл Маркс», наткнулся на одно из замечаний главного заказчика секретаря ЦК…

  • (no subject)

    Пересматривая сейчас, в связи с известными событиями на фронте расовой цензуры, «Унесённых ветров», не можешь не поражаться, сколь трудную, почти…

  • (no subject)

    Фильм «Куба» режиссёра Ричарда Лестера считается, и совершенно справедливо, провальным, однако знакомство с ним может быть полезным, ибо оно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments